Рэй Далио
Новый мировой порядок
Перевод Pragmatos Capital
Оглавление
Введение

Глава 1. Миниатюрная теория - в двух словах о Больших Циклах / The Big Cycles in a Tiny Nutshell

Глава 2. Большой Цикл денег, кредита, долга и экономической активности / The Big Cycle of Money, Credit, Debt, and Economic Activity

Глава 3. Переменная стоимость денег / The Changing Value of Money

Глава 4. Большие циклы Голландской и Британской империй, а также их валют / The Big Cycles of the Dutch and British Empires and Their Currencies

Глава 5. Большие циклы Соединенных Штатов и доллара / The Big Cycles of the United States and the Dollar

Глава 6. Долгосрочные циклы развития Китая и его валюты / The Big Cycles of China and Its Currency

Глава 7. Взаимоотношения и конфликты по линии США - Китай / US-China Relations and Wars

Глава 8. Архетипический цикл внутреннего порядка и хаоса / The Archetypical Cycle of Internal Order and Disorder

Глава 9. Погружение в шесть стадий внутреннего цикла с особым фокусом на США в сегодняшних условиях / Delving into the Six Stages of the Internal Cycle with a Particular Focus on the US Now

Глава 2. Большой Цикл денег, кредита, долга и экономической активности / The Big Cycle of Money, Credit, Debt, and Economic Activity
Опубликовано 23.04.2020

Примечание: чтобы облегчить и ускорить прочтение данного документа, я попытался изложить наиболее важные вещи простым языком, выделив строки, которым они посвящаются. Так вы сможете уловить суть всего сказанного всего за несколько минут, просто уделив внимание написанному жирным шрифтом. Помимо этого, если вам потребуется короткое и развлекательное 30-ти минутное объяснение о том, как работает множество вещей, о которых я рассказываю здесь, смотрите видео "Как работает экономическая машина," "(How the Economic Machine Works),", доступное на YouTube.

Данная статья, как и другие в этой серии, является ранним анонсом книги под названием «Изменяющийся мировой порядок», над которой я работаю. Я опубликую книгу этой осенью. Однако, при ее написании, у меня возникло ощущение, что знания, полученные мной в результате исследовательской деятельности, очень полезны в понимании происходящего перед нашими глазами. И поэтому, мне захотелось поведать вам обо всем в манере произведения, которое еще не завершено. Если вы хотите оформить подписку на получение уточненных версий по данной серии, обращайтесь на principles.com. Вы также можете оформить предварительный заказ книги на Amazon или Barnes and Noble.

Поскольку предметом наибольшего желания людей и государств является богатство и власть и вследствие того, что единственным весомым фактором влияния на то, как происходит рассвет и закат благосостояния и могущества являются деньги и кредитные потоки, нужно знать, как они работают. Если вы не понимаете принцип функционирования денежных средств и кредитов, вы не сможете получить представление о важнейших двигателях политической деятельности внутри государств и отношений между ними. Таким образом, вы не сможете понять, как работает мировой порядок. Ну, а если вы не сведущи в принципах устройства миропорядка, вам не удастся понять, что на вас надвигается.

Например, если вы не имеете понятия о том, каким образом «Ревущие двадцатые» привели к долговому пузырю и большому разрыву по уровню благосостояния, и как лопнувший пузырь спровоцировал депрессию 1930-33 годов, как эта депрессия и пропасть между богатыми и бедными привели к конфликтам за обладание материальными ценностями, вспыхнувшим по всему миру, вы не сможете понять, какие силы способствовали вступлению на президентский пост Франклина Д. Рузвельта. Вы также не имели бы представления о том, почему вскоре после его инаугурации в 1933 году он анонсировал новый план, по которому центральное правительство и Федеральная Резервная система будут общими усилиями предоставлять большое количество денег и кредитов. Это стало преобразованием, схожим с тем, что происходило в других странах в то же время, а также с тем, что разворачивается прямо перед нашими глазами. Не получив представления о деньгах и кредитах, вы не поймете, почему эти вещи изменяют мировой порядок и не сможете представить себе то, что произойдет дальше (напр., война и как в ней одерживают победу или терпят поражение, и почему создается новый мировой порядок, как это было в 1945 году). Таким образом, вам будет сложно получить правильное представление о том, что происходит в настоящее время и что, с большой долей вероятности, случится в будущем.

В процессе осуществления данного исследования я говорил с несколькими заслуженными мировыми историками и политическими деятелями, включая нынешних и бывших глав государств, министров иностранных дел, министров финансов, а также руководителей центральных банков. В наших изыскательских трудах, сосредоточенных на том, как в действительности устроен этот мир, стало понятно, что каждый из нас принес различные части паззла, что существенно прояснило картину, когда мы соединили их вместе. Мы пришли к соглашению, что двумя наиболее важными понятиями, которые нужно истолковать, касаются того, 1) как работают деньги, кредит и экономические процессы, а также 2) как устроена государственная деятельность на внутреннем и международном уровне. Нашлись такие люди, которые говорили мне, что осмысление, изложенное в настоящей главе, стало тем важнейшим недостающим фрагментом паззла в их постоянном стремлении усвоить уроки истории. В свою очередь, я объяснил им, каким образом уже их объективное восприятие помогло мне лучше понять теорию политической динамики, воздействующую на тактику принятия экономических решений. Данная глава устанавливает фокус внимания на деньгах, кредите и экономике, как отдельных частях общей мозаики.

Давайте начнем с неподверженных влиянию и универсальных фундаментальных факторов денежных и кредитных потоков.


Неподверженные влиянию времени и универсальные фундаментальные факторы денежных и кредитных потоков


Все субъекты – люди, компании, некоммерческие организации, а также государственные структуры, - имеют дело с одинаковыми основными реалиями их финансовой деятельности и так происходит всегда. У них есть денежные средства, которые поступают (т.е., доходы), а также деньги, которые убывают (т.е., расходы). Когда составляется баланс этих потоков, устанавливается чистая прибыль таких субъектов. Денежные средства измеряются в цифрах, которые можно показать в отчетах о хозяйственной деятельности. Если некто вносит больше, чем расходует, он получает прибыль, обуславливающую рост его сбережений. Если некто тратит больше, чем зарабатывает, его запасы убывают или же ему приходится покрывать разницу, заимствуя средства или взяв их из другого источника. Активы и обязательства (т.е., долги), имеющиеся у некоторого лица, могут отражаться в его балансовой ведомости. Независимо от того, фиксируются ли эти цифры или нет, они – это неизбежная реальность для любой страны, компании, некоммерческой организации или физического лица. Когда формулы связи между доходами, расходами и сбережениями каждого субъекта сводятся с тем, чтобы представить доходы, расходы и сбережения всех субъектов вместе, они обнаруживают себя, следуя законам динамики и являясь важнейшими силами, управляющими изменениями в мировом порядке. Поэтому, если вы сможете, вооружившись пониманием собственных доходов, расходов и сбережений, представить себе, как это же самое действует применительно к другим субъектам и сопоставить все вместе, вы увидите, как работает совокупность факторов.

В двух словах, если некто расходует больше, чем получает, ему приходится брать деньги откуда-то еще, а если некто получает больше, чем тратит, ему нужно куда-то вкладывать средства, чтобы получать прибыль. Если некоторое лицо нуждается в деньгах, он может получить лишние средства, урезав собственные расходы, заняв деньги или взяв их из другого источника. Если у кого-то есть денежные средства в количестве, превышающем необходимое ему для личного пользования, такие деньги либо направляются на сберегательный счет в качестве капиталовложений, либо предоставляются кому-то еще. То, что представляют собой сбережения некоторого лица – напр., актив и пассив – отражается в его балансовом отчете. В случае, когда активы, находящиеся в собственности некоего лица, превышают его обязательства (т.е., у него большая чистая стоимость активов), он может расходовать средства в количестве, превышающем его доход, продавая активы до тех пор, пока он не исчерпает денежные средства. На этом этапе ему приходится резко сокращать собственные расходы. Если некто не имеет сбережений в активах, существенно превышающих его средства, выраженные в обязательствах, и при этом его доход падает до размера ниже суммы, необходимой для покрытия совокупных собственных расходов и затрат на обслуживание долга, ему необходимо сократить расходы. В противном случае, последствием будет дефолт по долговым обязательствам или реструктуризация долга. Поскольку расходы одного лица одновременно являются доходами другого лица, такое урезание расходов доставит неприятности не только субъекту, вынужденному сокращать свои траты, но и нанесет урон лицу, зависимому от таких расходов, чтобы зарабатывать собственный доход. Подобным же образом, так как долговые обязательства одного лица являются активами другого, дефолт по данным долговым обязательствам уменьшает активы других субъектов, что требует от них урезания собственных расходов. Подобное развитие событий обуславливает понижающую тенденцию в кредитовании и экономический спад, причем такие факторы взаимно усиливают друг друга. Далее это становится уже политической проблемой в то время, как люди спорят по поводу дележа сжимающегося экономического пирога. В принципе, долг поедает собственный капитал. Я подразумеваю этим, что для большинства систем, если следовать правилам игры, долговые обязательства подлежат погашению на приоритетной основе, поэтому, когда некто обладает правом собственности на «капитал» - напр., в собственном инвестиционном портфеле или же имеется в виду домовладение – и при этом данный субъект не может обслуживать свои долговые обязательства, активы будут распродаваться или конфисковываться. Другими словами, кредитор получит свое прежде, чем собственник активов. И как результат, когда доходы некоего лица ниже, чем его расходы и когда активы в его собственности не покрывают его обязательства (т.е., долги), он находится на пути, ведущему к распродаже его активов и разорению.

Тем не менее, в противовес тому, как по наитию думает большинство людей, фиксированной суммы денег и кредитных средств не существует в наличии. Деньги и кредитные средства могут без труда создаваться государственными структурами. Их создание приветствуется, поскольку это предоставляет людям, компаниям, некоммерческим организациям и государственным структурам увеличенную покупательскую способность. Взятие ими кредитных средств и расходование таких денег на оплату товаров, услуг, а также инвестиционных активов двигает вверх цены практически на всё, что по нраву большинству людей. Проблема заключается в том, что так создается большое количество долговых обязательств, погашать которые тяжело и болезненно. Вот почему деньги, кредиты, долги и экономическая активность цикличны по своей природе. В стадии, когда банки в совокупности способны выдавать кредитные средства, спрос на товары, услуги и инвестиционные активы наряду с производством таковых остается устойчивым. Однако, когда наступает фаза погашения долговых обязательств, вся активность идет на спад.

Но что, если долг не придется погашать вовсе? В таком случае не будет затрудненного финансового положения из-за долгов и не наступит болезненный период возврата средств, взятых в долг. Однако, такая ситуация была бы чудовищной для тех, кто одолжил свои деньги, так как они просто теряют средства, не так ли? Давайте на мгновение задумаемся над этим, попробуем понять, сможем ли мы найти путь, чтобы обойти данную проблему. Поскольку правительство (а именно, центральное правительство в содействии с центральным банком) обладают возможностью как проводить эмиссию денег, так и одалживать их, почему центробанк не мог бы давать средства в долг по практически нулевой процентной ставке? Эти деньги центробанк одалживал бы центральному правительству (для распределения их на усмотрение правительства), а также давал бы взаймы другим участникам по низким ставкам, позволив таким дебиторам не погашать свои обязательства вовсе. По заведенному порядку, дебиторы должны выплачивать первоначальную сумму, взятую в долг (основная сумма долга), плюс отдельные транши по процентам в течение некоторого периода времени. Но что, если процентная ставка составила бы 0%, а центральный банк, который предоставил средства, не прекращал бы пролонгацию долга с тем, чтобы дебитору никогда не пришлось бы его выплачивать? Это стало бы эквивалентом схемы, когда дебиторы продолжают получать деньги, однако, все не выглядит именно таким образом, поскольку долг по-прежнему будет учитываться как актив, находящийся в собственности банка. Таким образом, центральный банк может отстаивать свою позицию в отношении того, что он продолжает выполнять свою обычную функцию предоставления займов. Центральные банки не могли бы позволить себе поступать таким образом. По факту же, это ситуация, которая происходит прямо сейчас.

Для понимания того, что происходит сейчас и что случится с вами, другими индивидами, компаниями, некоммерческими организациями, правительственными структурами и экономикой в целом с финансовой точки зрения, важно понаблюдать, в каком состоянии находятся их и ваши отчеты о доходах, а также балансовые ведомости. Затем, можно представить себе, что произойдет потом, причем с большой долей вероятности. Отвлекитесь на мгновенье, чтобы задуматься над тем, как развивается ситуация в вашем случае, каково ваше финансовое положение. Какой доход обеспечен для вас в настоящее время и каким он будет в будущем по сравнению с вашими расходами? Как много сбережений вы делаете и в чем именно вы храните средства? Теперь обыграйте следующую ситуацию. Если ваши доходные статьи уменьшатся или вовсе исчезнут, как надолго хватит ваших сбережений? Насколько велик риск, выраженный в покупательной способности капиталовложений в ваши накопления? Если стоимость ваших сбережений упадет наполовину, как вы будете чувствовать себя в финансовом отношении? Сможете ли вы без труда распродать ваши активы, чтобы получить наличность для оплаты ваших расходов или обслуживания своих долгов? Какие ваши дополнительные источники денежных средств, получаемых от государственных структур или откуда-то еще? Это важнейшие расчеты, которые вы можете произвести с целью убедиться в вашей финансовой состоятельности. Теперь посмотрим на всех остальных – на других людей, предприятия, некоммерческие организации и государственные структуры – вообразив себе, что все сказанное справедливо и для них. Теперь представим себе, насколько мы взаимосвязаны, что могут означать изменения в имеющейся ситуации для вас и для тех, кто может повлиять на вас. Поскольку экономика – это ничего более, чем все такие субъекты, действующие схожим образом, то если вам удастся четко нарисовать себе данную картину, это поможет вам понять происходящие события, а также то, что вероятно ожидает вас впереди.

Что касается происходящих на наших глазах событий, то наибольшей проблемой, с которой мы сейчас сталкиваемся, является низкий уровень доходов у многих людей, компаний, некоммерческих организаций и правительственных структур по сравнению с их расходами, а долговые и прочие обязательства (подобные расходам на пенсионное обеспечение, здравоохранение и страхование) чрезмерно высоки по отношению к стоимостной ценности активов данных субъектов. Это может не казаться очевидным – и действительно, зачастую все выглядит с точностью до наоборот – потому, что существует много людей, компаний, некоммерческих организаций и государственных структур, которые выглядят вполне состоятельными, тогда как они уже вошли в стадию банкротства. Они кажутся финансово состоятельными, поскольку расходуют большое количество средств, у них множество активов и даже существенные суммы наличных денег. Тем не менее, если вы присмотритесь повнимательней, вы сможете выявить тех, кто выглядит обеспеченными, но испытывают финансовые затруднения, поскольку доходы, имеющиеся в их распоряжении, ниже их расходов и/или обязательств, которые превышают их активы. Таким образом, если вы спроектируете ситуацию, которая со всей вероятностью произойдет с их финансами, вы увидите, что им придется урезать собственные расходы и продавать свои активы на самых неблагоприятных условиях, что оставит их в положении банкротства. Нам всем необходимо создавать такие прогнозы в отношении того, каким предстанет будущее для наших собственных финансов, каким оно будет для тех, кто имеет значение для нас, а также для экономики в целом.

Если что-то из сказанного мной обескураживает вас, я призываю вас все обдумать, пока вы не постигните это. Поэтому, фиксируйте то, каким представляется ваш запас финансовой прочности (как долго продлится ваше финансовое благополучие, если будет развиваться наихудший сценарий – подобный потере работы и такому падению стоимости ваших инвестиционных активов, при котором она составит всего половину от возможных потерь, вызываемых падением цен, налоговыми отчислениями, а также инфляцией). Затем выполните такие подсчеты для других, сведите все вместе, и тогда вы получите четкую картину состояния всего мира. Я делал так с помощью моих партнеров в «Bridgewater» и нахожу такой подход бесценным в деле получения представления о том, что именно произойдет, причем с большой долей вероятности. Вы можете больше узнать о моей точке зрения на этот счет, когда прочтете "The Big Picture." "Большая картина." Если кратко обрисовать всю картину, то на ней обязательства видятся чрезмерными в сравнении с чистым доходом и стоимостью активов, необходимых для обеспечения данных обязательств.

Подводя итог вышесказанному, такие основные финансовые реалии действуют для всех людей, компаний, некоммерческих организаций, а также государственных структур таким же образом, как они работают в моем и вашем случае, с единственным большим и важным исключением. Все страны могут создавать денежные и кредитные средства из пустоты, чтобы предоставлять деньги населению на расходы или выдавать кредиты. Проведением денежной эмиссии и предоставлением средств дебиторам, которые в этом нуждаются, центральные банки могут предотвратить динамическое развитие долгового кризиса, которое я только что описал. По этой причине я модифицирую предыдущий принцип, сказав так: долг съедает капитал, деньги утоляют голод долга, а центральные банки могут создавать денежные средства. Таким образом, не удивительно, что государственные структуры прибегают к денежной эмиссии, когда имеет место долговой кризис, который обуславливает поедание долгом большого количества капитала и причиняет болезненный для экономики удар, сила которого превышает политически допустимую.

Так или иначе, не все деньги, которые печатают государственные организации, имеют равноценную стоимость.

Денежные средства (т.е., валюты), которые являются широко признанными по всему миру, называются резервными валютами. В настоящее время доминирующая мировая резервная валюта представлена долларом США, эмиссией которого занимается центральный банк США, являющийся Федеральным Резервом; на счет доллара приходится около 55% всех международных транзакций. Гораздо менее значимой валютой представляется евро, денежная единица, которая выпускается Европейским Центральным Банком. На счет евро приходится около 25% всех международных транзакций. Японская йена, китайский юань, а также британский фунт – все представляют собой сравнительно мало значимые резервные валюты в наши дни, хотя, важность китайской валюты растет быстрыми темпами.

Быть обладателем национальной валюты, у которой есть статус резервной, — это прекрасно пока данная ситуация неизменна. Все потому, что этим государству предоставляется исключительная покупательская способность и право заимствования. Однако, одновременно с этим сеются семена, чьими всходами станет прекращение действия статуса резервной для национальной валюты, что является тяжелой утратой. Так происходит по той причине, что обладание резервной валютой позволяет стране занимать гораздо больше средств, чем она позволила бы себе в обратной ситуации, что приводит к получению государством слишком весомых долговых обязательств, которые страна не в состоянии погасить. Данная ситуация требует от центрального банка проведения эмиссии большого количества денежных и кредитных средств, обесценивая этим денежную единицу так, что никто не хочет удерживать такую валюту в качестве хранилища капитала. Страны-обладатели резервной валюты могут выпускать большое количество бумажных денег, выдавать кредиты и влезать в долги, деноминированные в такой валюте, в особенности, когда наблюдается недостаток в подобной денежной единице, как это происходит сейчас. Именно так в настоящее время поступает ФРС. С другой стороны, есть страны, чья валюта не обладает статусом резервной. Такие государства особенно склонны оказываться в ситуации, когда они нуждаются в резервной валюте (напр., в долларах) на фоне того, как а) на их долю приходится большое количество долговых обязательств, выраженных в резервной валюте, которую страны не могут печатать (напр., доллары), б) у них нет достаточного количества накоплений в такой резервной валюте, а также с) снижается их возможность заработать необходимую валюту. Возникают ситуации, когда страны, не являющиеся обладателями резервных валют, отчаянно в них нуждаются. Они нужны, чтобы погашать собственные долги, деноминированные в резервных валютах, а также для покупки товаров у поставщиков, которые желают, чтобы оплата производилась в резервных валютах. Если такие государства неспособны раздобыть достаточное количество средств в резервной валюте для удовлетворения своих нужд, это может привести к их банкротству. Именно такой представляется ситуация для целого ряда стран. Это также отражает то положение, в котором оказались местные органы управления, отдельные штаты и многие из нас. Например, целый ряд штатов, местных органов управления, компаний, некоммерческих организаций, а также немало физических лиц переживают трудные времена, связанные с потерей доходов, и не имеют достаточного количества накоплений, сопоставимых с их потерями. Им придется урезать собственные расходы или же доставать деньги или добиваться выдачи кредитов другими способами. Некоторые получат деньги или очень дешевые кредиты, которые, возможно, никогда не будут погашены. Источником таких поступлений станет государственная структура. Именно органы власти, а не свободный рынок будут определять, кто и что получает.

На момент написания данной главы уровень доходов определенного количества людей, компаний, некоммерческих организаций и государственных структур снизился до отметки ниже уровня их расходов на такую сумму в денежном эквиваленте, которая слишком велика по отношению к их чистому капиталу. Таким образом они будут вынуждены либо резко сокращать свои расходы, что не пройдет безболезненно на данном этапе, либо подвергнуть самих себя риску истощения запасов собственных накоплений, получив дефолт по долговым обязательствам.

Государственные структуры, обладающие определенными полномочиями, осуществляют выпуск бумажных денег и выдают кредиты, предоставляя такие средства многим, но не всем нуждающимся, чтобы помочь им облегчить бремя долгов. Данные меры также способствуют финансированию собственных расходов перечисленными субъектами, причем имеются в виду расходы, деноминированные в национальной валюте. Обстоятельства складываются подобным образом далеко не первый раз на протяжении исторического процесса, и выход из такого положения всегда был неизменным, поэтому не сложно увидеть, как работает данный механизм. Это как раз та тема, в полном охвате которой я хочу быть уверен, посвятив ей настоящую главу.

Давайте начнем с реального базиса, а надстройку будем делать на его основе.


Что такое деньги?


Деньги – это средство взаиморасчета, которое может использоваться также в качестве средства накопления капитала.

Под определением «средство взаиморасчета» я подразумеваю, что деньги можно отдать любому лицу, чтобы приобрести у него товар. Главным образом, люди производят товары для того, чтобы обмениваться с теми, у кого есть вещи иного рода, необходимые для них. Вследствие того, что носить с собой повсюду предметы, не имеющие денежной природы в надежде обменять их на нечто, необходимое кому-то (т.е., бартерный обмен) является весьма неэффективным способом. Фактически, каждое сообщество, когда-либо существовавшее на земле, изобретало собственную денежную единицу (известную также как национальная валюта) с тем, чтобы это был некий предмет, который можно положить в карман. Необходимо было, чтобы каждый признавал ценность денежной единицы, и таким образом, любой человек мог бы обменять деньги на желаемый товар.

Под определением «хранилище капитала», я подразумеваю средство для накопления покупательской способности между получением денег и их расходованием. Одновременно с тем, что люди могут сберегать свой капитал в активах, которые, по их ожиданиям, сохранят свою стоимость или ценность (подобных золоту, драгоценностям, картинам, недвижимости, акциям и облигациям), одним из наиболее логичным объектом для сбережения в нем капитала стали деньги, которыми можно воспользоваться позднее. Однако, в действительности люди не хранили сбережения в деньгах, поскольку считали, что они могут вложить капиталы в нечто гораздо более привлекательное, чтобы иметь возможность в любое время обменять товар, которым они владеют, получив за это деньги на покупку всего, что пожелается. Вот здесь-то на первый план и выходят кредит и долговые обязательства.

Когда кредиторы одалживают средства, они предполагают, что на деньги, полученные ими обратно, они приобретут больше товаров и услуг, чем в случае, если бы кредитодатели просто сберегали в деньгах. Если бы все шло по плану, дебиторы продуктивно использовали бы свои деньги и зарабатывали прибыль так, чтобы они могли расплатиться с кредиторами и оставить себе некоторое количество лишних средств. Когда займы регулярно не погашаются, они становятся активом для кредитора (напр., облигация) и обязательством (долгом) для дебитора. Когда деньги возвращаются обратно, активы и обязательства исчезают, и в таком случае сделка благоприятна как для заемщика, так и заимодавца. Фактически все они делят между собой прибыль, полученную в результате продуктивного заимствования средств. Это также хороший исход для общества в целом, которое выигрывает вследствие роста производительности, являющего результатом подобных сделок. 1

Поэтому, важно понимать, что 1) большинство денег и кредитных средств (особенно фиатных (бумажных) денег, существующих в наше время) не имеют фактической ценности, 2) это всего лишь отдельные позиции в системе отчетности, которые можно с легкостью изменить, 3) цель всей системы заключается в том, чтобы способствовать эффективному распределению ресурсов для роста производительности, вознаграждая как кредиторов, так и дебиторов, а также 4) данная система периодически ломается. В результате, с незапамятных времен все валюты либо терпели крах, либо девальвировали. В случае, когда денежная единица обрушается либо теряет свою стоимость, это провоцирует тектонический сдвиг по линии благосостояния, что вызывает свое многократное отражение по всей экономической модели и рынкам.

Если сказать точнее, то вместо того, чтобы называть денежно-кредитную систему превосходно работающим механизмом, ее ход можно обозначить как колебания маятника ресурсов, спроса и ценности денег. При этом движения маятника цикличны, и когда он идет по восходящей линии, он производит радость изобилия, а направляясь по нисходящей плоскости, он создает условия для болезненных процессов структурных преобразований. Давайте теперь рассмотрим, как работают такие циклы, выстраивая свое понимание о них, взяв за основу их фундаментальные факторы и продвигаясь к нашей сегодняшней ситуации.


Фундаментальные факторы


Хотя деньги и кредиты ассоциируются с материальными ценностями, они не являются материальными ценностями сами по себе. Поскольку за деньги и кредитные средства можно приобретать материальные блага (а именно, товары и услуги), количество денег и кредитных средств, имеющиеся в собственности некоего лица и количество материальных ценностей, которыми он обладает, выглядят в большой степени как равнозначные понятия. Однако, ни один человек не в состоянии создавать больше капитала, просто производя деньги и выдавая кредиты. Чтобы обеспечить изобилие, каждый должен быть более производительным. Взаимосвязь между выпуском денег, выдачей кредитов и созданием материальных благ (реальные товары и услуги) зачастую слишком запутана, хотя, как раз она и является важнейшей движущей силой экономических циклов. Поэтому, давайте более пристально рассмотрим данную взаимосвязь.

Существует взаимосвязь, которая традиционно действует по принципу взаимного усиления, между а) выпуском денег, выдачей кредитных средств и б) количеством производимых товаров, услуг и инвестиционных активов, поэтому не удивительно, что эти понятия путают. Подумайте об этом следующим образом. Есть реальный сектор экономики и есть ее финансовый сектор. Хотя они и связаны, они отличаются между собой. У каждого есть свои факторы спроса и предложения, движущие обоими секторами. Например, в случае с реальным сектором экономики, когда уровень спроса на товары и услуги устойчив и растет, а потенциал реального сектора экономики для производства таких вещей ограничен, ограничивается и потенциал роста самого реального сектора. И если спрос продолжает расти быстрее, чем потенциальные возможности производства, усиливаются инфляционные процессы. В данном примере инфляция растет вследствие процессов, происходящих в реальном секторе экономики. Зная об этом, центральные банки обоснованно сокращают денежную массу и выдачу кредитов в такие времена, чтобы замедлить спрос. Это один из примеров ситуации, происходящей в финансовом секторе экономики, которая воздействует на события, имеющие место в реальном секторе. В течение обычного хода времени, которое пронизывает большую часть долгосрочного долгового цикла, центральные банки открывают возможность получения кредитов и закрывают ее, тем самым поднимая или опуская уровень спроса и производства. Вследствие того, что они делают это бесконечно, мы получаем краткосрочные долговые циклы, которые мы также называем перегревом экономики или ее рецессией. В случае с финансовым сектором экономики, в большинстве случаев деньги и кредитные средства выпускаются и выдаются центральными банками, а затем стекаются в финансовые активы. Это создает условия для кредитования, что финансирует займы людей и расходование ими таких средств, при этом система кредитования занимается распределением денег и кредитов на индивидуальной основе. Способ, по которому государственными структурами создаются финансовые активы с помощью фискальной и денежно-кредитной политики является определяющим фактором того, кто именно получает деньги и кредиты и вместе с ними приобретает покупательную способность и кроме прочего определяет то, на что тратятся такие средства. Например, сейчас вы наблюдаете, как государственные органы нетипично для ситуации раздают деньги, кредит и покупательную способность тем, кто желает их получить вместо того, чтобы распределять средства на основе рыночных отношений. Таким образом, вы видите, что капитализм, каким мы его знаем, сейчас находится в подвешенном состоянии.

Далее, конечно, для нашего рассмотрения важность представляет стоимость денег и кредитных средств. Их ценность основывается на собственном спросе и предложении. Например, когда количество денег, которое выпускается и выдается в кредит, слишком большое в сравнении с имеющимся на них спросом, неизбежно падение стоимости денег. Места, куда перетекают деньги и кредиты очень важны для выяснения того, что именно происходит. Например, когда деньги и кредиты больше не поступают на нужды кредитования, это подпитывает экономически целесообразный рост спроса. Когда вместо кредитных организаций потоки денег конвертируются в другие валюты, а также в активы, застрахованные от инфляции, им не удается стимулировать экономическую активность. Вместо этого провоцируется падение стоимости национальной валюты и одновременный рост стоимости активов, застрахованных от инфляции. В такие времена возможно явление высокой инфляции, поскольку обеспечение денежной массой и кредитами превышает имеющийся на них спрос. Данную ситуацию мы называем денежной инфляцией. Переток денег и кредитов может происходить одновременно с тем, как наблюдается слабый спрос на товары и услуги, а также на продажу активов. На этом фоне экономика переживает дефляционные процессы. Именно так все разворачивается в сторону подавления инфляции. По этим причинам, чтобы понять вероятную ситуацию, которая может сложиться, каждому следует наблюдать за смещениями в пользу спроса или предложения как реального сектора экономики, так и финансового.

Такой же путанной представляется взаимосвязь между стоимостью вещей и их ценностью. Вследствие того, что они имеют свойство идти рука об руку, это может ввести в заблуждение, когда два понятия рассматриваются как синонимы. Они обладают свойством быть неотделимыми друг от друга, поскольку, когда у людей много денег и кредитов, они склонны к тому, чтобы тратить больше средств и могут себе это позволить. Другими словами, если вы даете людям больше денег и кредитов, они будут чувствовать себя более обеспеченными и способными больше расходовать на товары и услуги. С тем же основанием, по которому такие расходы увеличивают экономически рентабельное производство и поднимают цены на товары, услуги и финансовые активы, можно сказать, что они улучшают благосостояние. Все потому, что люди, владеющие данными активами, становятся «богаче», если измерять богатство тем способом, по которому мы оцениваем благосостояние. Тем не менее, рост изобилия – это в большей степени иллюзия, чем реальность по двум причинам: 1) усиленная выдача кредитов, которая толкает вверх цены и производство, требует погашения этих кредитов, что, при равных прочих условиях, будет иметь противоположный эффект, когда наступит время платить по счетам, а также 2) реальная ценность вещей не растет просто на том основании, что растут цены на них. Подумайте об этом следующим образом: если вы владеете домом, а государственные структуры выпускают много денежной массы и выдают кредиты, и цена на ваш дом идет вверх, вы по-прежнему остаетесь владельцем того же дома – т.е., ваше реальное благосостояние не улучшается; увеличиваются лишь благосостояние, на которое вы рассчитываете. Таким же образом, если государственный орган выпускает большое количество денежной массы и выдает много кредитов, эти средства используются на покупку товаров, услуг и инвестиционных активов (напр., акции, облигации и недвижимость), что поднимает цены на них. Сумма капитала при подсчете увеличивается, однако, сумма реального капитала не возрастает, поскольку вы владеете все теми же вещами, которыми владели до того, как они стали считаться более дорогостоящими. Другими словами, применяя рыночную стоимость того, чем владеет некое лицо, для оценки его финансовой состоятельности создает иллюзию изменения уровня благосостояния, чего в реальности не существует. Когда речь идет о том, как работает машина экономики, важная составляющая заключается в том, что деньги и кредиты оказывают стимулирующий эффект, когда они раздаются, а когда их нужно отдавать обратно, их воздействие весьма тягостное. Это именно тот фактор, который в обычных условиях придает цикличность деньгам, кредитам и экономическому росту.

Те, кто контролирует деньги и кредиты (т.е., центральные банки), варьируют стоимость и доступность денег и кредитов, чтобы контролировать рынки и экономику в целом. Когда экономика растет слишком быстро, и они хотят замедлить этот рост, банки выпускают меньшее количество доступных денежных средств и снижают количество выдаваемых кредитов, обуславливая подорожание как денег, так и кредитов. Это побуждает население скорее давать в долг, чем занимать или тратить средства. Когда наблюдается слишком медленный рост, и центральные банки желают простимулировать экономику, они удешевляют деньги и кредиты, создают условия для их изобилия, тем самым побуждая людей занимать деньги и вкладывать капиталы и/или тратить их. Такие вариации в стоимости и доступности денег и кредитов также способствуют росту или падению цен на товары, услуги и активы для инвестирования. Однако, банки могут контролировать экономику, не выходя за рамки своих полномочий как источника роста денежной массы и выдачи кредитов, при этом их возможности для таких действий ограничены.

Подумайте о центральном банке, как о субъекте, в чьих руках находится бутылочка со стимулирующим средством, которое они могут впрыскивать в экономику при необходимости, причем количество такого стимулятора в бутылке ограничено. Когда рынки и экономика проседают, им дают инъекцию денежного и кредитного стимулятора, чтобы поднять их, а когда они слишком разгорячились, то получают меньшую дозу стимулирующего средства. Подобные шаги приводят к циклическим подъемам и спадам в объеме и стоимости денежной массы и кредитов, а также товаров, услуг и финансовых активов. Такие маневры, как правило, приобретают форму краткосрочных и долгосрочных долговых циклов. Краткосрочные циклы взлетов и падений длятся, по обыкновению, около восьми лет, с небольшим отклонением в ту или иную сторону. Временные рамки определяются сроками, необходимыми стимулятору, чтобы повышать спрос до отметки, когда он достигает границ производственного потенциала реального сектора экономики. Большинство из нас достаточно насмотрелись на такие краткосрочные долговые циклы, и знаем, что они собой представляют – до такой степени, что мы ошибочно полагаем, что циклы будут продолжать работать по такому же принципу всегда. Люди дали этому самое общеупотребимое обозначение – «бизнес цикл», хотя, я называю такие процессы «краткосрочными долговыми циклами», чтобы отличить их от «долгосрочного долгового цикла». В течение длительного периода времени данные краткосрочные долговые циклы складываются в долгосрочные долговые циклы, которые, по обыкновению, длятся примерно от 50 до 75 лет. 2 Поскольку они появляются примерно один раз в течение продолжительности человеческой жизни, большинство людей с ними незнакомы; в результате, они, как правильно, застают население врасплох, что наносит вред большинству из нас. Последний большой долгосрочный цикл, одновременно являющийся тем, который мы переживаем сейчас, наметился в 1944 году в Бреттон Вудсе, Нью Хемпшире и был запущен в 1945 году, когда закончилась Вторая мировая война, и мы дали начало новому мировому порядку, где господствует доллар/США.

Такие долгосрочные долговые циклы начинаются, когда долговые обязательства представляются низкими после того, как существующие ранее долги реструктуризуются таким образом, что центральные банки располагают большим количеством стимулятора в бутылочке. Циклы заканчиваются, когда долговые обязательства слишком высоки, а у центральных банков в бутылочке не осталось достаточного количества стимулятора. Если конкретнее, то возможность центральных банков служить в качестве стимулятора заканчивается, когда центральный банк утрачивает свою способность обеспечивать рост денежной массы и кредитов, который распространяется сквозь всю экономическую систему, чтобы обусловить рост реального сектора экономики. Такая утрата руководителями центральных банков способности исполнять свои обязанности происходит на фоне того, как наблюдается высокий уровень долговых обязательств, процентные ставки невозможно снижать надлежащим образом, а выпуск денежной массы и выдача кредитов повышают цены на финансовые активы в большей степени, чем они усиливают активность реального сектора экономики. В такие времена владельцы долговых обязательств (что представляет собой обещание другого лица отдать им денежные средства), как правило, желают обменять денежный долг, находящийся в их распоряжении, на другие убежища для капитала. Когда в обществе повсеместно признается, что денежные средства и долговые активы, представляющие собой обещание предоставления денег, не являются хорошим источником накопления капитала, долгосрочный цикл находится в стадии своего завершения, и должна случиться реструктуризация денежно-кредитной системы. Другими словами, долгосрочный долговой цикл запускается с позиции 1) низкого уровня долговых обязательств и долгового бремени (что дает лицам, контролирующим рост денежной массы и выдачи кредитов, широкие возможности по созданию долговых обязательств и вместе с этим по созданию покупательной способности для дебиторов. Это также дает высокую вероятность, что кредитор, владеющий долговыми активами, вернет свои деньги с хорошей прибылью. В конце долгосрочного долгового цикла количество стимулятора в бутылочке существенно уменьшается (т.е., у руководителей центральных банков не осталось возможностей продлевать долговой цикл). Поэтому, здесь возникает необходимость реструктуризации долга или уменьшения стоимости долга, чтобы снизить долговую нагрузку и снова запустить такой цикл. На протяжении всего исторического процесса центральные правительства и центральные банки выпускали денежную массу и выдавали кредиты, что ослабляло собственные валюты таких государств и поднимало уровень их денежной инфляции. Это уменьшало воздействие дефляционных процессов, которые обуславливаются снижением стоимости кредитов и спадом экономики.

Поскольку данные циклы – это важное событие, и случаются они фактически повсеместно на протяжении всего времени, когда ведутся летописные записи, нам необходимо понять их, а также получить всегда актуальные и универсальные принципы для того, чтобы успешно справиться с такими периодами. Тем временем, понадобится время, равноценное приблизительно одной человеческой жизни, чтобы данные долгосрочные долговые циклы обнаружили себя. Этим они отличаются от краткосрочных долговых циклов, которые мы переживаем не один раз в течение наших собственных жизненных циклов, и поэтому большинство людей лучше их понимают. Когда приходит время для долгосрочного долгового цикла, большинство людей, включая экономистов, не осознает или не признает их присутствие. Причиной тому служит тот факт, что рассмотрение некоторого количества циклов с целью получить понимание механизмов, заложенных в принцип их действия, — это процесс, требующий усилий. Для этого необходимо изучить, как работают циклы в целом ряде стран в течение многих столетий, чтобы получить выборку в достаточном объеме. В части второй данного исследования мы рассмотрим наиболее важные циклы, руководствуясь универсальными и неустаревающими внутренними механизмами, объясняющими как функционируют деньги и кредит и как их функция дает осечку. Их назначение – служить средством взаиморасчетов, а также убежищем для капитала. В настоящей главе мы рассмотрим, как работают наши циклы, когда они следуют определенному архетипу.

Я начну с азов долгосрочного долгового цикла из далекого прошлого и подведу вас к циклу настоящему, предоставив классический шаблон. Повторюсь, хотя я и говорю, что это будет классический шаблон, я не утверждаю, что все эти прецеденты проявляются в полном соответствии с лекалом. Хотя, я твердо уверен, что практически все они близко придерживаются данного сценария.


Долгосрочный долговой цикл


Давайте начнем с азов.

1) Он берет начало с полного отсутствия долгов или низкого уровня задолженности, а также с «твердой валюты»

Когда организованные сообщества впервые изобрели средства взаиморасчета, они применяли в качестве денег разные товары, подобные зерну или бусам. Однако наибольшее употребление получили вещи, имевшие действительную ценность, подобные золоту, серебру и меди. Давайте назовем их «твердой валютой».

Золото и серебро (а также иногда медь и другие металлы наподобие никеля) были предпочитаемыми формами денег, поскольку 1) они обладали действительной ценностью, а также 2) им можно было с легкостью придать нужную форму и размер, чтобы перемещать их, поэтому, такими средствами можно обмениваться без труда. Обладание свойством самоценности (т.е., будучи практически пригодными сами по себе) было важно, поскольку не было необходимости в доверительных отношениях или хорошей репутации, чтобы производить обмен с их участием. Любую сделку можно было осуществить незамедлительно, даже если покупатель и продавец были неизвестными или враждебно настроенными друг к другу людьми. Есть старая поговорка, которая гласит: «золото — это единственный финансовый актив, который не является чьим-то пассивом». Это справедливо, поскольку золото имеет повсеместно признаваемую самоценность. Здесь заложено его отличие от долговых или прочих активов, которые требуют юридически обеспеченного контракта или закона для гарантии, что противоположная сторона выполнит свои обязательства по передаче того, что она обязуется предоставить. (Что, в случае с просто «бумажной» валютой, которую можно с легкостью напечатать, не представляет собой полноценного обязательства). С другой стороны, если в течение такого периода нехватки доверия и правового обеспечения, некое лицо получает золотые монеты от покупателя, данная сделка не предусматривает репутационной составляющей – т.е., вы можете расплавить монеты в любое время и получить неизменную их стоимость вследствие их самоценности – таким образом, транзакция может происходить без своего рода рисков и затянувшихся обещаний, которые необходимо выполнять. Когда государства находятся в состоянии войны и когда нет места доверию относительно намерений или возможностей оплачивать закупки, они могут по-прежнему расплачиваться золотом. Поэтому золото (и в меньшей степени серебро) может использоваться в качестве безопасного средства обмена и надежного источника накопления капитала.

2) Далее приходят требования на получение «твердой валюты» (другие названия -«банковские билеты» или «ассигнации»)

Вследствие того, что носить за собой повсюду большое количество золотых банкнот было рискованно и причиняло неудобства, стали возникать участники процесса, заслуживающие доверие (которые стали известны как банки, хотя поначалу они включали в себя все виды институций, которым население доверяло, подобные храмам в Китае). Эти учреждения могли размещать денежные средства в надежном месте и выпускать требования на их получение. Некоторые люди обращались с такими бумажными «требованиями на получение денег» таким образом, словно они сами по себе были валютой. В конце концов, они были так же эффективны, как денежные средства, поскольку их можно было погашать за реальные деньги. Данный тип денежной системы называется привязанной валютной системой, так как стоимость денежной единицы привязывается к стоимости некоторого объекта, как правило, являющегося «твердой валютой», подобно золоту.

3) Дальше приходят возросшие долговые обязательства

На первых порах количество требований в отношении «твердой валюты» было равнозначно количеству твердой валюты в банке. Вместе с этим обладатели бумажных требований и банки обнаружили чудотворные свойства кредита и долга. Они могли одалживать подобные бумажные требования банку в обмен на выплаты по процентам, получая прибыль таким образом. Банки могли осуществлять займы по данному принципу, потому что они могли одалживать эти денежные средства другим участникам, которые выплачивали банкам более высокую процентную ставку, таким образом банки извлекали уже собственную выгоду. Те, кто занимают у банка, также находятся в выигрыше, поскольку это дает им покупательскую способность, которой они не имели прежде. Сообществу в целом данная схема также идет на пользу, потому что она способствует росту стоимости активов и продукции. Процессы выдачи кредитов и одалживания средств повторялись с завидным постоянством, их суммы возрастали, это приобрело характер взрыва, а количество требований в отношении получения денег (т.е. долговых активов) возрастало по сравнению с количеством реальных товаров и услуг, которые приобретаются на эти деньги. Источник неприятностей не заставил себя долго ждать. Он показывается на горизонте в нескольких случаях: когда не существует дохода, достаточного для обслуживания чьих-то долговых обязательств; или в ситуации, когда количество требований в получении денег (т.е., долговых активов), которыми владеют некоторые в надежде на их продажу с целью получения денег на покупку товаров и услуг, растет быстрее, чем объем таких товаров и услуг. Во втором случае рост долговых активов превышает количество товаров и услуг настолько, что это делает задачу по превращению долговых обязательств (облигаций) в реальные активы неосуществимой задачей. Эти две проблемы обладают свойством идти рука об руку.

Что касается первой из данных проблем, рассматривайте долг как убытки и отрицательный актив, который съедает другие активы (поскольку приходится продавать другие активы, чтобы получить средства для погашения долга). Он стоит в очереди перед другими видами активов – что подразумевает его погашение на приоритетной основе - поэтому, когда доходы и стоимость активов некоторого лица снижаются, существует необходимость урезания расходов и распродажи активов для накопления нужной суммы в наличных деньгах. Когда таких мер недостаточно, имеет место необходимость а) реструктуризации долга, в ходе которой долговые обязательства и долговая нагрузка облегчаются. Это несет с собой проблему как для дебитора, так и кредитора, поскольку долговые обязательства одного лица являются активами другого; предпринимается также б) денежная эмиссия центральным банком, раздача денег и выдача кредитов центральным правительством, что делается для закрытия бреши в доходах и финансовых ведомостях (это ситуация, которая происходит сейчас).

Что касается второй из указанных проблем, то она возникает, когда держатели долговых обязательств не рассчитывают, что они получат достойный доход по такому активу. Долговые активы (т.е., облигации) находятся в распоряжении инвесторов, рассматривающие долги как источники накопления капитала, которые можно продать для получения денежных средств, используемых на покупку товаров. Когда держатели долговых активов пытаются осуществить их конвертирование в реальные деньги, а также в реальные товары и услуги и обнаруживают, что не могут этого сделать, такая проблема выступает на поверхности. Затем происходит «запуск процесса», под которым я подразумеваю, что большое количество держателей такого долга хотят превратить их в деньги, товары, услуги и прочие финансовые активы. Банк, независимо от того, приватный он или центральный, в таких условиях ставится перед выбором. Здесь два варианта – позволить тому, чтобы определенный поток денег выливался из данного долгового актива, что поднимет процентные ставки и обусловит обострение проблем, связанных с долговыми обязательствами и экономикой. Или же «печатать деньги» и скупать достаточное количество тех облигаций, которые другие участники рынка определили на продажу. Так можно предотвратить повышение процентных ставок и благополучно обратить вспять процесс, когда истощается запас данных активов. Иногда такие меры по скупке облигаций носят временный характер, но, если процент требований о получении денег (долговых активов) по отношению к сумме имеющихся в наличии средств и количеству существующих товаров и услуг слишком высок, банк попадает в тупиковую ситуацию. Выбраться из нее невозможно, поскольку у банка просто нет достаточного количества денежных средств, чтобы удовлетворить требования, поэтому ему приходится нарушать собственные обязательства по данным требованиям. Когда это случается с центральным банком, у него есть выбор либо в пользу неисполнения собственных обязанностей, либо денежной эмиссии и девальвации валюты. Национальная валюта неизбежно теряет свою стоимость. Когда нарастают такие процессы реструктуризации долгов и девальвации валюты, они приводят к перебоям или полному краху денежно-кредитной системы. Чтобы ни предприняли банк или центральный банк, чем большее количество долга (т.е., требований в получении денег или товаров и услуг) имеется в наличии, тем больше вероятность, что мера, вызывающая девальвацию валюты, будет необходима.

Помните, что количество имеющихся товаров и услуг всегда ограничено, поскольку их объем не может выходить за рамки производственных возможностей. Также не забывайте, что в нашем примере, где ассигнации (бумажные деньги) представляют собой требования в получении «твердой валюты», существует ограниченное количество такой «твердой валюты» (напр., золото на хранении в банке). В то же время, объем ассигнаций (т.е., требований в получении такой твердой валюты) и долговых обязательств растет постоянно. И, поскольку количество требований, выраженных в бумажных деньгах, растет по отношению к объемам твердой валюты в банке, а также товаров и услуг в экономике, растет и определенный риск. Он заключается в том, что те, в чьем распоряжении находятся данные долговые активы, могут не суметь обналичить их, получив взамен такое количество твердой валюты или товаров и услуг, которое они рассчитывали получить при обмене.

Важно понимать разницу между деньгами и кредитом. Деньги – это то, что служит урегулированию претензий – т.е., некто оплачивает собственные счета, и этот некто теперь свободен. Долг – это обещание передачи денег. В процессе наблюдения за работой данного механизма, важно замечать а) количество имеющихся в наличии долговых обязательств и денег по отношению к объему твердой валюты (напр., золота) в банке, а также б) количество имеющихся в распоряжении товаров и услуг, которое может варьировать. Не забывайте при этом, что долговые циклы происходят по причине, что большинство людей любят расширять свою покупательскую способность (большей частью посредством займов). Одновременно центральные банки обладают склонностью стремиться к расширению объема денежных средств, имеющихся в наличии, поскольку население довольно, когда банки так поступают. Однако, так не может продолжаться бесконечно. Еще важно помнить, что фаза цикла, в которой наблюдается эффективное использование денег и кредитов заканчивается, когда банкиры – будь то руководители приватных банков или центральных банков – выпускают сертификаты (ассигнации и долговые обязательства) – в количестве, существенно превышающем объем твердой валюты, имеющийся в банке. И тогда неумолимо наступает день, когда чрезмерное количество сертификатов оборачивается отсутствием денежных средств, которые можно предоставить. Давайте рассмотрим, как это происходит.

4) Дальше приходят долговые кризисы, дефолты и девальвация

История показала, что когда банковские требования в получении денег растут быстрее, чем количество денежных средств в банке – независимо от того, приватный ли это банк или он контролируется государством (т.е., центральный банк) – в конечном счете объем спроса на получение денег превысит объем валюты, который может предоставить банк. В таком случае банк нарушит свои обязательства. Такая ситуация всегда ознаменуется массовым снятием вкладов населением, она получила название «набег на банки». Каждый с точностью может определить, когда имеет место банковская паника, а банковский кризис представляется неизбежным, если мы наблюдаем, что снижается количество денег в банках («твердой валюты» или бумажных денег) и приближается отметка, которая покажет, что деньги иссякли вследствие снятия их со счетов.

Банк, который не в состоянии предоставить достаточное количество твердой валюты для удовлетворения предъявляемых ему требований, попадает в затруднительную ситуацию. Это справедливо как для приватного, так и для центрального банка, хотя, центральные банки обладают более существенным набором опций, чем приватные банки. Все потому, что приватный банк не может запросто напечатать деньги или изменить законодательство, чтобы облегчить задачу по выплате собственных долгов, тогда как у центрального банка такие рычаги имеются. Руководители приватных банков должны либо объявить дефолт по своим обязательствам, либо им на выручку придет центральное правительство, когда они оказались в тяжелой ситуации. В то же время, руководители центральных банков могут обесценить требования к самим себе (напр., вернув 50-70%), если долговые обязательства деноминированы в национальной валюте. Если же долговые обязательства деноминированы в валюте, которую банки не могут эмитировать, они также в конце концов придут к дефолту.

5) Дальше приходят фидуциарные деньги

Центральные банки хотят растянуть денежный и кредитный цикл с тем, чтобы заставить его продолжаться столь долго, насколько это в их власти. Все потому, что он гораздо лучше своей альтернативы. Поэтому, когда «твердая валюта» и «требования в получении твердой валюты» становятся такими, что слишком болезненно сжимаются, государственные органы, как правило, «оставляют их за бортом». Они отдают предпочтение тому, что называется «фидуциарные» (фиатные) деньги. К системе фидуциарных денег не подключается никакая твердая валюта; это всего лишь «бумажные деньги», которые в неограниченных количествах может «печатать» центральный банк. И, как результат, исчезает риск того, что центральному банку придется расходовать собственные запасы «твердой валюты» и прибегнуть к отказу от выполнения собственных обязательств в предоставлении такой валюты. Риск, скорее, заключается теперь в другом. Те, кто контролируют печатный станок (т.е., руководители центральных банков, работающие вместе с руководством коммерческих банков), будучи освобожденными от требований по обеспечению реальным золотом или другим активом в другой «твердой валюте», поступят следующим образом. Они выпустят деньги и создадут долговые активы и обязательства в количестве, которое возрастет еще больше по отношению к количеству производимых товаров и услуг. Так будет продолжаться до той поры, когда те, кто распоряжаются колоссальным объемом долговых обязательств попытаются превратить их в товары и услуги. Эти действия будут иметь тот же эффект, что и банковская паника, и в результате получаем либо дефолт, либо девальвацию денег. Последний раз такой сдвиг от системы, при которой долговые (казначейские) билеты являются конвертируемыми в реальный актив (т.е., золото) по фиксированной ставке, к фиатной денежной системе, при которой нет такой конвертируемости, произошел в 1971 году. Случилось это вечером, 15 августа, и президент Никсон тогда обратился к нации и объявил миру, что доллар больше не будет привязываться к золоту. Я смотрел телевизор и думал: «О мой бог, денежной системе, какой мы ее знаем, приходит конец». Так оно и было. Я занимал должность клерка в торговом зале Нью-Йоркской фондовой биржи. Я вошел в зал, будучи в ожидании суматохи на фоне падения акций и обнаружил светопреставление, вызванное подъемом акций. Поскольку прежде мне не доводилось наблюдать процессы девальвации, я не понимал, как они работают. Затем я обратился к истории и обнаружил, что воскресным вечером пятого марта 1933 года президент Франклин Рузвельт выдал в точности такой же спич, поступив ровно таким же образом. Его действия произвели практически аналогичный результат, растянувшийся на последующие за этим месяцы (девальвация, большой рывок вверх фондового рынка и большая прибавка в цене золота). И я увидел, что такое случалось неоднократно во многих странах, и даже прокламации лидеров государств были одинаковыми по своему смыслу.

В годы, предшествовавшие году 1971, правительство США потратило большое количество средств на военные нужды и социальные программы, в то время именуемые политикой «пушек и масла». Программы обеспечивались с привлечением заемных средств, что создавало долговые обязательства. Долг представлял собой требование в получение денег, которое можно было превратить в золото. Инвесторы покупали такое долговое обязательство как актив, поскольку им выплачивалась процентная ставка по данному государственному долгу и правительство США дало обещание, что позволит держателям казначейских билетов обменивать их на золото. Сам золотой запас содержался в хранилищах в США. Поскольку возросли расходы, а с ними и дефицит бюджета в США, Соединенным Штатам пришлось выпустить больше долговых обязательств – т.е., создать большее количество требований в получении золота. И это несмотря на то, что объем золота в банках не увеличивался. По объяснимым причинам все больше инвесторов стали обращать имеющиеся у них обязательства по предоставлению золота в требования по получению золота. Те, кто оказались достаточно проницательными, смогли заметить, что золотой запас США исчерпывается, а количество неудовлетворенных требований в получении золота существенно превышает объем золота в банке. Они сразу смекнули, что, если такая ситуация будет продолжаться, она грозит дефолтом для США.

Конечно, сама мысль, что государство США допустит дефолт по своим обязательствам в предоставлении золота тем, у кого имеются требования в его получении, была в то время недопустима. Ведь США – это самое богатое и могущественное государство в мире. Поэтому, хотя большинство людей удивлялись заявлению и его эффекту на рыночную конъюнктуру, те, кто понимали механизм функционирования денег и кредитов, вовсе не были удивлены. Когда кредитные циклы достигают собственных пределов, реакция со стороны центральных правительств и центральных банков является вполне логичной и традиционной. Она заключается в выпуске большого количества долговых обязательств и денежной эмиссии. Эти средства будут расходоваться на покупку товаров, услуг и инвестиционных активов, чтобы удержать экономику на плаву и продолжить ее функционирование. Именно такие меры были предприняты во время долгового кризиса 2008 года, когда невозможно было и далее снижать процентные ставки, поскольку они уже достигли значения 0%. Как уже объяснялось, то же самое было сделано в ответ на долговой кризис 1929-32 годов, когда процентные ставки продвинулись к 0%. Такое создание долговых обязательств и выпуск денежной массы происходит сейчас в объемах, превышающих любое их количество, которое наблюдалось со времен Второй мировой войны.

Если говорить откровенно, то денежная эмиссия центральными банками и раздача средств для осуществления расходов вместо того, чтобы поддерживать объем затрат при помощи роста долга, не лишены преимуществ. Т.е., деньги расходуются подобно заемным средствам, однако на практике (скорее, чем в теории), их не требуется возвращать. Другими словами, нет ничего предосудительного в том, чтобы получить увеличение денежной массы вместо того, чтобы наращивать кредиты /долги. Но это при условии, что деньги используются эффективно. Главные риски денежной эмиссии вместо того, чтобы способствовать росту выдаваемых кредитов заключаются в следующем. а) Участникам рынка не удастся проанализировать, эффективно ли расходуются средства, а также б) этим устраняется необходимость возврата денег. Оба фактора увеличивают шансы того, что деньги будут слишком усиленно печататься и не будут использоваться продуктивно. Таким образом, население прекратит их применение в качестве средства накопления капитала и будет перемещать свои сбережения в другие объекты инвестиций. На протяжении исторического пути наблюдается одна и та же ситуация. Когда непогашенные требования в получении твердой валюты (долговые и денежные сертификаты) существенно превышают имеющийся объем твердой валюты, товаров и услуг, имеет место большое количество случаев дефолта или чрезмерной эмиссии с девальвацией национальной валюты.

История показала нам, что не следует полагаться на государственные структуры для защиты нашего материального положения. С точностью до наоборот, мы должны учитывать, что большинство правительств будет злоупотреблять своим привилегированным положением создателей и пользователей денег и кредитов. Причины будут все те же, которыми будут объясняться и ваши возможные злоупотребления своими возможностями, будь вы на месте государственных деятелей. И все потому, что ни один вершитель политики не имеет контроль над полным циклом. Каждая политическая фигура вступает на должность в той или иной части цикла и действует согласно собственным интересам в данный момент времени и с учетом сложившихся обстоятельств.

Вследствие того, что на ранних стадиях долгового цикла государственные структуры считаются заслуживающими доверия, а их нужда в денежных средствах и желание получить деньги не меньше или даже больше, чем у кого-бы то ни было, они, как правило, являются самыми крупными заемщиками. Позже в ходе цикла, когда приходят успешные правители, вставая у руля государств, обремененных долгами, новым правительствам и руководителям центральных банков приходится сталкиваться с большим вызовом. Он заключается в необходимости погашения долговых обязательств, когда в их бутылке со стимулятором есть небольшое количество средства. В довершение всех неприятностей, государственным организациям приходится выручать дебиторов, чья несостоятельность нанесла бы урон всей системе. И в результате, государственные структуры имеют свойство попадать в ситуацию серьезных затруднений с потоками наличных средств, которые гораздо существеннее, чем таковые у физических лиц, компаний и большинства прочих субъектов.

Другими словами, по сути дела во всех случаях правительство своими действиями способствуют аккумулированию долга. Становясь при этом дебитором с высокой суммой задолженности, когда лопается долговой пузырь, оно приходит на выручку самому себе и другим участникам, призывая на помощь денежную эмиссию и содействуя девальвации национальной валюты. Чем больше долговой кризис, тем более верным представляется вышесказанное. Хотя данная ситуация нежелательна, причина, по которой она происходит – вполне объяснима. Когда вы можете изготавливать денежные средства и выдавать кредиты, предоставляя их затем другим лицам, чтобы сделать их счастливее, очень сложно удержаться от соблазна поступать таким образом. 3 Это классический шаг для финансового оздоровления. На протяжении всей истории властители вынуждены влезать в долги, которые не будут погашены долгое время после окончания периода их владычества, переходя по наследству тем, кто придет на смену. И дальше уже преемникам приходится разгребать оставленное предшественниками.

Каким образом действуют государственные органы власти, когда у них есть проблемы с долгами? Они поступают так, как поступал бы любой практичный субъект с огромной суммой задолженности, на которого возложено обязательство по предоставлению денежных средств. Имеется в виду организация, которая может напечатать валюту, в которой деноминированы ее долговые обязательства. Без всяких исключений все печатают деньги и девальвируют такую валюту. Когда центральные банки проводят денежную эмиссию и скупают долговые обязательства, это помещает денежные средства в финансовую систему и повышает стоимость финансовых активов (что к тому же расширяет разрыв по имущественному положению, поскольку играет на руку владеющим активами, цена на которые растет. Совсем другим будет положение у тех, кто не обладает финансовыми активами). В руки центрального банка при этом вкладывается большое количество долговых активов, что позволяет банку решать вопросы относительно долгов так, как удобно самому банку. К тому же эмиссия банками денежной массы и скупка финансовых активов (преимущественно облигаций) удерживает низкими процентные ставки, что стимулирует денежное заимствование и покупательскую способность, а также побуждает владеющих такими облигациями продавать их и поощряет заимствование средств по низким процентным ставкам. Такие заемные средства потом вкладываются в активы с высоким уровнем отдачи по инвестициям, что приводит к энергичной денежной эмиссии центральными банками, скупкой большего количества облигаций, а иногда и других финансовых активов. Это традиционно хорошо решает задачу повышения цен на финансовые активы, но является относительно неэффективным подходом для попадания денег, кредитов и покупательской способности в руки тех, кто наиболее в них нуждается. Именно так случилось в 2008 году и происходило в течение большинства времени, прошедшего до недавних пор. Далее, когда денежная эмиссия и скупка центральным банком финансовых активов не справляются с задачей направить денежные и кредитные средства по назначению, на помощь приходит центральное правительство. Оно может решить, на что потратить лишние средства, поэтому, правительство занимает деньги у центрального банка (который их печатает), и таким образом, может расходовать средства на свои программы, нуждающиеся в финансировании. ФРС Соединенных Штатов анонсировала свое намерение поступать таким образом 9 апреля 2020 года. Данный подход, при котором денежная эмиссия проводится для покупки долговых обязательств (называется монетизацией долга), является значительно более привлекательным в политическом смысле. Он представляет собой средство получения денег и смещения капитала от тех, кто им обладает к тем, кто в нем нуждается вместо того, чтобы взимать налоги, что приводит к озлоблению людей, которых облагают налогами. Вот почему в конце концов центральные банки всегда печатают деньги и девальвируют валюту.

Когда государственные структуры печатают большое количество денежной массы и покупают много долговых обязательств так, что количество денег и долговых обязательств возрастает, они удешевляют деньги и кредиты. Это, по сути, облагает налогом тех, кто владеет ими, чтобы облегчить жизнь дебиторам и должникам. Когда такое случается достаточное количество раз, чтобы владельцы денег и долговых активов поняли, что происходит, они стремятся продавать свои долговые обязательства и/или влезать долги, которые они могут погасить при помощи подешевевших денег. Они также часто перемещают свои капиталы в другие источники накопления богатства, подобные золоту, акциям определенного типа и/или во что-либо еще (наподобие другой страны, у которой нет таких проблем). В такие времена центральным банкам, как правило, приходилось продолжать печатать деньги и покупать долговые обязательства напрямую или опосредованно (напр., когда другие банки покупают это для них). Кроме того, законодательно запрещалось перетекание денег в активы, застрахованные от инфляции, альтернативные валюты или страны.

Подобные периоды стимулирования экономического роста либо активизируют еще одну денежную и кредитную экспансию, которая финансирует следующий экономический подъем (что хорошо для товарно-материальных ценностей), либо девальвирует валюту таким образом, что этим производится денежная инфляция (что хорошо для активов, застрахованных от инфляции, подобных золоту). На ранних стадиях долгосрочного долгового цикла, когда велико количество непогашенных долгов и когда есть широкий простор для стимулирования при помощи снижения процентных ставок (а если это не удается, применяется денежная эмиссия и скупка финансовых активов), есть большая вероятность, что рост кредитов и подъем экономики будут благотворными. В то же время, позже в ходе долгового цикла ситуация иная. Когда объем долга велик и не осталось большого пространства для стимулирования путем снижения процентных ставок (или денежной эмиссией и скупкой финансовых активов), увеличивается вероятность, что будет иметь место инфляция, сопровождаемая экономической слабостью.

6) Далее приходит время обратного перелета к твердой валюте

Когда все заходит слишком далеко, чрезмерная эмиссия фиатных денег приводит к распродаже долговых активов и ранее описанному фактору «набега» на банки. Это в конечном счете снижает ценность денег и займов, что побуждает население спасаться бегством от валюты и долговых активов (напр., облигаций). Им необходимо решить, какой альтернативный источник накопления капитала они будут использовать. История учит нас, что, как правило, все обращаются к золоту, другим валютам, активам в других странах, не испытывающих подобных проблем, а также к акциям, которые сохраняют свою реальную ценность. Некоторые полагают, что в подобной ситуации свой вклад вносит наличие альтернативной резервной валюты, к которой можно прибегнуть. Однако, это не является справедливым, поскольку такая же динамика обрушения денежной системы и бегство к другим активам имела место в прецедентах, где не было альтернативной валюты, чтобы перейти на нее (напр., в Китае и Римской Империи). Снижение покупательской способности валюты приводит к ее девальвации, бегству от нее и долгов, номинированных в ней, к чему-то другому. Существует бесконечная череда к вещей, к которым обращается население при девальвации валюты, включая камни (применялись для сооружений) из Германской Веймарской Республики.

Как правило, на данной стадии долгового цикла имеет место также экономический стресс, обусловленный большим разрывом по уровню благосостояния и ценностным ориентирам, что приводит к повышению налогов и борьбе между богатыми и бедными. Это, ко всему прочему, заставляет владеющих капиталами устремиться к физическим активам, другим валютам и другим странам. По объяснимым причинам лица, управляющие странами, страдающими вследствие бегства от их долговых обязательств, от валют и побега из таких государств, хотят остановить такой процесс. Поэтому, в такие времена государственные структуры затрудняют инвестирование в активы, подобные золоту (напр., через законодательный запрет сделок с применением золота и запрет на владение им). Устанавливается запрет также на обращение к иностранным валютам (через устранение возможности проводить сделки в таких валютах), а также к другим странам (через установление контролирующих мер с целью предотвращения денежного оттока из страны). В конечном счете, долг почти полностью сводится на нет, обычно при помощи удешевления денег, которые нужно возвращать, а также избыточной их эмиссии. Этим снижается стоимость и денег, и долговых активов.

Когда все приобретает формы крайности так, что обрушается денежно-кредитная система, а долговые активы обесцениваются и/или возникает дефолт по ним, возникает естественная необходимость, которая принуждает правительства переходить обратно к некоторым формам твердой валюты. Довольно часто, хотя и не всегда, правительственная структура привязывает государственную валюту к некоторой твердой валюте (напр., золоту или твердой резервной валюте). При этом государство обязуется позволять владельцам новых денег осуществлять конвертирование в определенную твердую валюту. Иногда такая твердая валюта является собственностью другого государства. Например, в течение последних десятилетий множество стран-обладателей слабой валюты привязали свою национальную денежную единицу к доллару США или просто провели долларизацию собственной экономики (т.е., использовали доллар как внутреннее средство обмена, а также как источник накопления капитала).

В качестве подведения итогов: в период долговых циклов владение долговыми обязательствами как активами, обеспечивающими прибыль, традиционно является благоприятным на ранней стадии цикла, когда не наблюдается большого количества непогашенных долгов. Однако, удержание долговых обязательствах в чьих-то руках позднее в ходе цикла, когда большое их количество не оплачено и все движется к дефолту по долговым обязательствам или их обесцениванию, является рискованным в связи с заданной процентной ставкой. Поэтому, обладание долговыми обязательствами (т.е., облигациями) несколько напоминает ситуацию, когда вы держите бомбу с часовым механизмом, что благоприятно для вас, пока часы продолжают отсчитывать свой ход. И это же устройство сметет вас, когда стрелка часов замрет. Как мы уже видели, такой большой взрыв (т.е., большой дефолт или большая девальвация) случается что-то около одного раза каждые 50-75 лет.

Такие циклы долга и списания долговых обязательств существуют на протяжении тысяч лет и, в ряде случаев, им придали официальный характер. Например, «Ветхий Завет» предусматривал Юбилейный год каждые 50 лет. В этот год прощались долги (Левит 25:8-13). Зная, что долговой цикл произойдет точно по этому расписанию, каждому позволялось действовать рационально при подготовке к нему. Помочь вам понять такую динамику так, чтобы вы подготовились к ней вместо того, чтобы она застала вас врасплох, — это главная цель, лежащая в основе моего писательского труда.

Вследствие того, что большинство людей не слишком обращают внимание на такой цикл в сравнении с тем, что они переживают лично, по иронии судьбы, чем мы ближе к взрыву, тем более мы склонны чувствовать себя в безопасности. Это объясняется тем, что люди владеют долговыми обязательствами и наслаждаются благами от владения ими. При этом, чем больше времени прошло с момента, когда лопнул последний пузырь, тем более расслабленными становятся люди. Все потому, что увядают воспоминания о последнем взрыве – даже на фоне того, как возрастают риски для обладания данными долговыми активами и снижается отдача от владения ими. При этом каждый из нас может оценить соотношение риска и прибыли от удерживания в руках бомбы с часовым механизмом. Для этого нужно следить за объемами долговых обязательств, которые нужно погашать, по отношению к имеющемуся количеству твердой валюты для оплаты долгов. Также необходимо учитывать соотношение между суммой причитающихся выплат по долговым обязательствам и суммой потоков наличности, имеющиеся у дебиторов на обслуживание долгов. Не забываем также о вознаграждении в виде процентов, получаемые неким лицом за предоставление займов за счет собственных средств.


Обобщенно о долгосрочном долговом цикле


На протяжении тысяч лет всегда существовало три типа денежной системы:

- Твердая валюта (металлические монеты)

- Требования в получении твердой валюты, выраженные в «банковских билетах»

- Фиатные деньги (напр., доллары США сегодня)

Твердая валюта – это наиболее ограничительная система, поскольку деньги не могут быть выпущены в обращение без увеличения обеспечения металлом или другим товаром, имеющим собственную ценность, который является деньгами. Более легким представляется создание денег и выдача кредитов при системе второго типа. Таким образом растет соотношение требований в получении твердой валюты к твердой валюте, реально имеющейся в наличии. Это в конечном итоге приводит к «набегам» на банки. Результатом является а) череда дефолтов, когда банки закрывают свои двери, и вкладчики теряют свои активы в твердой валюте и/или б) девальвация требований в получении денег, чем подразумевается, что вкладчики получат обратно меньшее количество средств. При третьем типе системы государственные структуры могут свободно выпускать в обращение деньги и выдавать кредиты. Данная система работает, пока у людей есть доверие к определенной валюте. Когда доверие утрачивается, система рушится.

В ходе истории, страны прошли через эти системы разных типов в силу логических причин. Если страна нуждается в большем количестве денежных и кредитных средств, чем у нее имеется, независимо от того, предназначены ли они для решения вопросов долга, ведения войн или улаживания других проблем, она естественным образом переходит от Типа 1 к Типу 2, или от Типа 2 к Типу 3. Таким образом государство получает больше гибкости для проведения денежной эмиссии. Затем выпуск в обращение слишком большого количества денег и выдача неограниченного количества кредитов обесценивают национальную валюту. Это обусловливает ситуацию, когда люди отказываются от владения долговыми активами и деньгами как средствами накопления капитала и снова возвращаются к физическим активам (подобным золоту) или обращаются к другим валютам.

Поскольку такие события по обыкновению происходят на фоне конфликтов за обладание материальными ценностями, а иногда и войн, как правило, также неизменно присутствует желание «убираться из такой страны». Данным государствам необходимо восстанавливать доверие к их валюте как хранилищу капитала. И только после этого они могут возродить собственные кредитные рынки.

Диаграмма ниже передает информацию о переходах по разным типам системы. Есть множество исторических примеров, начиная с Династии Сун и заканчивая Веймарской Германией. Страны осуществляли полный переход от ограничительных типов (Типа 1 и Типа 2) к фиатным деньгам, а затем двигались обратно к системе привязанных денег, поскольку старая фиатная валюта подверглась процессам гиперинфляции.
Как отмечалось ранее, данный большой цикл разворачивается в течение долгого срока – что-то около 50-75лет – и, в стадии своего завершения он всегда ознаменуется реструктуризацией долгов и денежной системы. Отдельные составляющие таких преобразований, имеющие скачкообразный характер, - т.е., периоды долгового и валютного кризиса – происходят, как правило, быстро, продолжаясь в течение нескольких месяцев. Они могут затягиваться и на срок до трех лет, в зависимости от того, сколько времени потребуется правительствам на выработку своей стратегии. Впрочем, цепная реакция, вызванная ими, может затянуться на долгий срок. Например, подобные обстоятельства могут привести к тому, что резервные валюты теряют статус резервных. В рамках каждой из представленных валютных систем, как правило, имеют место два или три больших долговых кризиса. То есть, они достаточно большие, чтобы обусловить банковские кризисы, частичное списание долгов или обесценивание 30% или более долговых обязательств. Однако, кризисы еще недостаточно серьезные, чтобы обрушить валютную систему. Поскольку я занимался инвестированием во многих странах на протяжении около 50 лет, я на себе испытал десятки систем управления. Они все реализовываются одинаковым образом, что более углубленно объясняется в моей книге «Принципы управления большими долговыми кризисами».


Денежно-кредитная система, в которой мы находимся, с самого ее начала и до сегодняшнего дня


Доллар стал доминирующей мировой резервной валютой, когда Соединенные Штаты стали сильнейшей в мире экономической и военной державой в конце Второй Мировой войны. С тех пор обладание ведущей мировой валютой стало вопросом первостепенной важности для США в целях поддержания и расширения собственного влияния. Все потому, что статус великой державы исходит из ее возможности выпускать деньги и выдавать кредиты в такой валюте, которая повсеместно признана во всем мире как средство взаиморасчетов, а также источник накопления капитала. Как результат обладания возможностью печатать мировую валюту, относительное финансово-экономическое влияние США во много раз превышает реальную экономическую мощь этого государства.

Подвергаясь риску наскучить вам повторением одних и тех же вещей, о которых я уже рассказывал, я сейчас примусь за разбор ситуации, сложившейся в США и тех обстоятельств, которые привели к тому, что доллар поставил весь мир в положение, в котором мы находимся сейчас.

Если кратко, то новый мировой порядок начался после окончания Второй Мировой войны в 1945 году, при этом Бреттон-Вудское соглашение в 1944 году поставило доллар в положение, которое обеспечило ему статус доминирующей мировой валюты. США и доллар естественным образом вписываются в эту роль, поскольку в конце войны в собственности правительства США находилось примерно две трети мировых запасов золота (которое в то время было мировой валютой). К тому же, на долю США приходилось 50% мирового экономического производства, и Соединенные Штаты представляли собой ведущую державу в военном отношении. Новая денежная система была представлена вторым ее типом (т.е., требования в получении твердой валюты), при которой требования на получение золота, выраженные в «бумажном долларе», могли вымениваться другими странами на золото, измеряемое в унциях, по цене 35 долларов за унцию. В то время физическим лицам запрещалось владеть золотом, поскольку лидеры государства не желали, чтобы золото конкурировало с валютой за право служить в качестве хранилища капитала. Таким образом, на то время золото представляло собой валюту в банке, а бумажные доллары можно сравнить с чеками в чековой книжке, которые можно обратить в реальные деньги. На момент становления данной новой денежно-кредитной системы на каждую унцию золота, находившегося в собственности правительства США, в наличии имелось 50 долларов в бумажных деньгах. То есть, обеспечение золотом составляло примерно 100%. Другие основные государства, которые были союзниками США (напр., Великобритания, Франция и страны Содружества), или страны, входившие в сферу влияния США (Германия, Япония и Италия) имели собственные валюты. Их национальные денежные единицы также контролировались США и были привязаны к доллару. В последующие годы для финансирования собственной деятельности правительство США тратило средств больше, чем получало в виде налоговых поступлений. Поэтому, ему приходилось занимать деньги, чем создавался все больший объем долговых обязательств, деноминированных в долларе. Федеральный Резерв США позволил создание увеличенного количества требований в получении золота (т.е., выпуск в обращение денежных средств и выдача кредитов, выраженных в долларах). Этот объем в действительности не мог быть конвертирован в золото по цене 35 долларов. По мере того, как бумажные деньги обращались в твердую валюту (золото), убывало количество его запаса в банке США. Одновременно с этим, требования в получении золота продолжали расти. И в результате, бреттон-вудская денежно-кредитная система рухнула 15 августа 1971 года, когда президент Никсон, по аналогии с президентом Рузвельтом в марте 1933 года, объявил дефолт по обязательствам со стороны Соединенных Штатов. Это означало, что государство отказывается выполнять свои обещания, по которым владельцам бумажных долларов позволялось обращать их в золото. Таким образом, доллар девальвировал по отношению к золоту и другим валютам. Именно тогда США и прочие страны перешли к системе третьего типа – к фиатным деньгам. Если вы хотите ознакомиться с более подробным описанием всего процесса, при котором обдумывались шаги по переходу от старой денежно-кредитной системы к новой фиатной, я рекомендую книгу Пола Волкера «Изменяющееся колесо судьбы». Пол Волкер являлся ведущим переговорщиком с американской стороны при обсуждении вопроса функционирования новой денежно-кредитной системы.

Такой переход к системе фиатных денег развязал руки Федеральному Резерву и другим центральным банкам для эмиссии ими большого количества денег и кредитов, деноминированных в долларах. Это привело к инфляционным 1970-м годам, которые ознаменовались бегством от долларов и деноминированных в долларах долгов к товарам, услугам и застрахованным от инфляции активам, подобным золоту. Такое паническое избавление от долларовых долгов также способствовало поднятию процентных ставок. Эта ситуация привела в движение цену на золото – от стоимости 35 долларов за унцию, зафиксированную в 1944 году и остававшуюся таковой вплоть до 1971, к пиковой отметке на уровне 670 долларов за унцию в 1980 году.

В 1970-е годы было выгодно занимать доллары и конвертировать их в золото и услуги, имея на вооружении денежные и кредитные средства, чье функционирование управлялось подобным образом. Поэтому, многие субъекты экономической деятельности во многих странах занимали доллары преимущественно с участием банков США для проведения подобных операций. И, как результат, по всему миру стремительно разрастался долг, деноминированный в долларах, а банки США выпускали большое количество валюты, одалживая ее таким заемщикам. Подобное предоставление кредитов привело к классической стадии долгового цикла, которая характеризуется долговым пузырем. Ускорилось паническое избавление от долларов и активов, деноминированных в долларах, с переводом средств в активы, застрахованные от инфляции. Одновременно с этим нарастало активное заимствование долларов и влезание в долги. Так создавался кредитный кризис 1972-82 гг., в ходе которого долговые обязательства, деноминированные в долларе США, как и сам доллар, подверглись риску утраты статуса признанного всеми средства накопления капитала. Конечно, среднестатистический гражданин не понимал, каким образом работает такая динамика денег и кредитов. Однако, все почувствовали ее действие в форме высокой инфляции и высоких процентных ставок, поэтому, такая ситуация стала огромной политической проблемой. Президент Картер, который, как и большинство политических лидеров, не очень хорошо разбирался в механизме работы денег, осознавал, что необходимы срочные меры. Они должны были направлены на остановку сложившейся динамики, поэтому, он назначил ответственным по вопросам кредитно-денежной политики сильного управленца, Пола Волкера. Практически все, кто следили за ситуацией, подобно мне, ловили каждое его слово. Он был достаточно влиятелен, чтобы осуществлять болезненные, но правильные вещи, необходимые для того, чтобы сломать хребет инфляции. Он стал моим героем и впоследствии хорошим личным другом, и я не раз еще отмечу величие его личности и неизмеримые способности. К тому же, я полюбил его юмор с оттенком иронии.

Чтобы справиться с данным кризисом падения стоимости денег и сломать хребет инфляции, Волкер ужесточил условия поставки денежной массы, что двинуло процентную ставку к высочайшему «со времен Иисуса Христа» уровню. (если верить словам канцлера Германии Гельмута Шмидта). Вследствие того, что процентная ставка существенно превысила инфляционную ставку, дебиторы были вынуждены платить гораздо больше средств на обслуживание долгов. И это в период, когда их доходы и активы теряли свою стоимость. Подобная ситуация оказывала давление на заемщиков и требовала от них продажи активов. Из-за острой необходимости в долларах, данная валюта оставалась устойчивой. В силу таких причин снизилась ставка инфляции, что позволило Федеральному Резерву снижать процентные ставки и облегчать возможность получения американцами денежных средств и кредитов. Конечно, многие дебиторы и владельцы активов, падающих в цене, обанкротились. Таким образом, в 1980-е данные заемщики, особенно иностранные дебиторы, и в большей степени таковые из развивающихся стран, прошли через долгий десятилетний период депрессии и реструктуризации долгов. Федеральный Резерв защитил американские банки, предоставив им необходимые денежные ресурсы, а американская система отчетности обезопасила их от банкротства, не требуя от банков засчитывать невозвратные кредиты как убытки или оценивать такие долговые активы по реальным ценам. Оно названо в честь Николаса Брейди, который в то время занимал пост министра финансов США. Данный полный цикл периода 1971-91 годов, сказавшийся почти на каждом жителе планеты, явился результатом избавления США от золотого стандарта. Такая мера привела в 1970 году к стремительному взлету инфляции и активов, застрахованных от нее, что способствовало стягиванию поясов в 1979-81 и большому количеству случаев кризисной реструктуризации долгов дебиторами (при падении их стоимости), не являвшимися гражданами США. Это обвалило инфляционные ставки и содействовало превосходному функционированию облигаций и других кризисных активов в 1980-е. Весь этот период послужил убедительной демонстрацией мощи США, обладающими мировой резервной валютой – а также стал сущностью того, как осуществляется управление такой валютой.

Начиная с пиковых значений для деноминированных в долларах инфляции и процентных ставок периода 1979-81 гг. и до сегодняшнего дня, как инфляционные, так и процентные ставки упали до уровня, примерно равного 0%. Вы можете ясно видеть данный большой цикл взлетов и падений, выраженный в процентных и инфляционных ставках со времен становления новой денежно-кредитной системы, номинированной в долларах.
После того, как завершилась реструктуризация долговых обязательств 1980-х годов, 1990-м годам пришлось увидеть, как снова начался глобальный рост, выраженный в денежной массе, кредитах и долговых обязательствах. Это опять принесло с собой экономическое процветание, которое привело к закупкам рисковых инвестиционных инструментов, причем такие сделки финансировались за счет долгов. Все это превратилось в пузырь доткомов, лопнувший в 2000 году. Следствием такой ситуации стало ухудшение экономических показателей в 2000-01 годах, которое подстрекало Федеральный Резерв облегчить условия для выпуска денег и выдачи кредитов. Таким образом, уровни задолженности продвинулись к новым максимумам, создав при этом следующий период благополучия, обернувшийся еще одним долговым пузырем в 2007 году, который был серьезнее предыдущего. Этот пузырь лопнул в 2008 году, что побудило ФРС и центральные банки других стран снова ослабить свою монетарную политику, способствуя надуванию следующего пузыря, лопнувшего совсем недавно. Таким образом, между реструктуризацией долга 1980-х годов и 2008 годом имели место два относительно типичных долговых/экономических цикла. Тем не менее, экономический/кредитный спад 2008 года нуждается в другом подходе по его регулированию.

Вследствие того, что краткосрочные процентные ставки достигли 0% в 2008 году, и снижение размера процентной ставки было недостаточным для денежной и кредитной экспансии, что было необходимо, центральным банкам требовалось печатать деньги и заниматься скупкой финансовых активов. Стимулирование роста денежной массы и выдачи кредитов при помощи снижения процентных ставок – это наиболее предпочтительный вариант денежно-кредитной политики, проводимой центральными банками. Я называю это «Денежно-кредитная политика № 1». В ситуации, когда подобный подход более не доступен для центральных банков, они обращаются к второму по степени предпочтительности варианту денежно-кредитной политики (который я называю «Денежно-кредитная политика № 2). Подход № 2 заключается в денежной эмиссии и скупке финансовых активов, преимущественно государственных облигаций, а также некоторых долговых активов высокого качества. Последний случай, когда банкам потребовалось прибегнуть к данному способу вследствие достижения процентной ставкой отметки 0%, имел началом 1933 год и продолжался в ходе военных лет. Такой подход чаще называют «насыщением экономики денежной массой», чем «монетизацией долгов» вследствие того, что это звучит менее пугающе. Все центральные банки стран главных мировых резервных валют поступали таким образом. Формация, наметившаяся в 2008 году, работает следующим образом.

Печатая деньги и скупая долги, как это делалось, начиная с 1933 года, центральные банки продлевали цикл денежной и кредитной экспансии. Они добивались желаемого с помощью таких мер, что толкало цены на облигации вверх, а также обеспечивая наличностью продавцов таких облигаций, что побуждало их покупать другие активы. Это подталкивало вверх стоимость уже вновь скупаемых активов. И по мере того, как они росли в цене, этим снижалась прогнозируемая на будущее доходность. С учетом ситуации, когда процентные ставки ниже ожидаемых возвратов по инвестициям в другие инвестиционные инструменты, доходы по облигациям и прочую ожидаемую доходность, падают до очень низких уровней по сравнению с прибылью, необходимой инвесторам для финансирования различных своих обязательств по расходам, инвесторам пришлось сделать следующее. Они усиленно заимствовали средства на покупку активов, которые, по их прогнозам, обеспечат возврат по инвестициям, превышающий затраты на заимствования для их приобретения. Другими словами, они следовали правилам классического процесса надувания пузыря, скупая финансовые активы за счет заемных средств, делая ставки на то, что купленные активы будут иметь доходность, которая превысит затраты на их финансирование. Такие покупки за счет кредитов толкали вверх цены на данные активы, снижая их доходность, прогнозируемую на будущее. Так создавалась новая уязвимость в форме долгового пузыря, который обернулся бы боком, если поступления, производимые купленными активами, имели бы уровень отдачи, который ниже стоимости заимствований на покупку таких активов. В случае как с долгосрочными, так и краткосрочными процентными ставками на уровне около 0% и скупкой облигаций центральными банками, когда все протекает не вполне эффективно для стимулирования экономического роста и для помощи тем, кто наиболее в ней нуждается, мне становится ясным одно. Второй тип денежно-кредитной политики не работал достаточно хорошо, и возникла необходимость в «Денежно-кредитной политике №3», или ДКП №3. ДКП№ 3 работает посредством действия центральных правительств, владеющих резервной валютой, которые увеличивают объем своих займов, а также направляют их на расходы и одалживают на свое усмотрение. И одновременно с этим, центральные банки стран-владельцев резервной валют, выпускают в обращение деньги, раздают кредиты и скупают долги (и возможно, прочие активы, подобные акциям) для финансирования сделок на такие покупки.

В течение всего этого времени, на основании задействования всех данных мер, мировой объем денежных средств, кредитов и долговых обязательств, деноминированных в долларах и суммы по обязательствам, не имеющих долговой природы (такие, как пенсионное обеспечение и расходы на здравоохранение), продолжали расти. Их рост по отношению к доходам особенно обозначился в США, благодаря уникальному свойству Федерального Резерва поддерживать такое увеличение долговых обязательств. Я не вижу необходимости объяснять здесь различные способы осуществлять это, все описано в моей книге «Принципы управления большими долговыми кризисами», онлайн версию которой вы можете получить бесплатно здесь, перейдя по ссылке.

Таким образом, прежде, чем мы получили вызванную пандемией рецессию, обстоятельства сложились так, чтобы задать такое направление, когда понадобились меры, необходимые в случае экономического спада. Если вы желаете ознакомиться с образцами исследования на эту тему, которое рассматривает данные проблемы более подробно, и которое я предпринял в свое время, вы можете найти все по адресу economicprinciples.org.

В любом случае, на протяжении этого периода долговые обязательства и обязательства, не имеющие долговой природы (напр., пенсионное обеспечение и расходы на здравоохранение), продолжали нарастать относительно уровня доходов в то время, как центральным банкам удавалось удерживать низкими расходы на обслуживание долга (смотрите мой отчет «Целостная картина» для получения более полного объяснения надвигающегося сложного финансового положения, которое будет обусловлено описанными выше действиями). Этим процентные ставки подталкивались по направлению к нулю, а долг делался долгосрочным, и таким образом основные платежи окажутся низкими. Данные обстоятельства – т.е., центральные банки владеют большим количеством долговых обязательств, процентные ставки находятся в районе около 0% так, что не потребуются никакие выплаты по процентам, а выплата реструктурированных долгов откладывается на долгое время, обеспечивая условия для разбивки основной суммы долга, а возможно для невыплаты его вовсе, наталкивает на одну мысль. Эта ситуация означает, что, у центральных банков либо был ничем не ограниченный потенциал для выдачи кредитов и выпуска денежной массы. Данная совокупность условий устанавливает сцену для того, что придет следующим.

Коронавирус запустил спад экономики и рынков по всему миру, что сформировало дыры в доходных и балансовых ведомостях, особенно для субъектов с высоким уровнем задолженности, чьи доходные статьи пострадали от рецессии. По классике жанра, центральным правительствам и центральным банкам пришлось выпускать в обращение деньги и раздавать кредиты, предоставляя их субъектам, которым они хотели прийти на помощь, и которые не удержались бы на плаву без таких денежных средств и кредитов. Поэтому, 9 апреля 2020 года центральный банк США (ФРС) анонсировал программу по массированной денежной эмиссии и выдаче кредитов, наряду с масштабной программой от центрального правительства США (президент и Конгресс). Программы включали все классические методики ДКП № 3, в том числе, «вертолетные деньги» (прямые выплаты населению от правительства). По своей сути, это было все то же заявление, которое сделал Рузвельт 5 марта 1933 года. Хотя конкретно этот финансовый и экономический спад инициирован именно вирусом, нашлось бы что-то другое, чем он мог быть запущен рано или поздно. И независимо от того, что послужило бы пусковым крючком, динамика событий развивалась бы ровно таким же образом в своей основе. Все потому, что функционирование ДКП № 3 само по себе направлено на изменение хода процессов экономического спада. Европейский центральный банк, банк Японии, и, в меньшей степени, Национальный банк Китая, предприняли одинаковые шаги. Хотя, наибольшую важность представляет то, что это сделал Федеральный Резерв, поскольку он является создателем доллара, который по-прежнему остается доминирующим мировым денежным и кредитным средством взаиморасчетов.

На долю доллара США сейчас приходится около 55% международных мировых транзакций, сбережений и займов. На счет валюты стран еврозоны, евро, приходится около 25% таких операций. Японская йена ответственна за менее, чем 10% из них. На счет китайского юаня приходится около 2%. Большинство других валют не применяются на международном уровне в качестве средства взаиморасчетов или убежища капиталов, хотя, их используют внутри таких стран. Эти прочие валюты являются такими, что даже оборотистые граждане стран, владеющими ими, и едва ли не каждый, находящийся за пределами их границ, не рискнет применить в качестве средства накопления капитала. В противовес сказанному, резервные валюты, упомянутые мной, являются такими денежными знаками, в которых большинство людей по всему миру предпочли бы сберегать, занимать, а также осуществлять сделки, приблизительно в таком процентном соотношении, которое я только что представил.

Страны, имеющие в своем распоряжении мировые резервные валюты, обретают вместе с ними удивительную силу. Ведь резервная валюта, вероятно, является наиболее важным рычагом влияния, который можно получить, более весомым, чем даже военный потенциал. Все потому, что, когда государство владеет резервной валютой, оно может печатать деньги, чтобы расходовать их на свое усмотрение. Это тот путь, по которому сейчас идут США. При этом, страны, не являющиеся владельцами резервных валют, вынуждены добывать необходимые им деньги и кредиты (которые деноминированы в резервной валюте), чтобы проводить сделки и сберегать в таких валютах. Например, прямо сейчас, пока пишутся эти строки, те, на чьих плечах лежит бремя долгов, которые необходимо обслуживать, и нуждающиеся в большом количестве долларов на покупку товаров и услуг, демонстрируют энергичный спрос на доллары. Ведь ситуация осложняется падением их доходов в долларах.

Как показано на графике первой главы, изображающем восемь характеристик восходящей и убывающей мощи любого государства, власть, данная резервной валютой (что измеряется долей, которая приходится на транзакции и сбережения в такой валюте), существенно запаздывает за другими мерилами прочных позиций государства. Это представляется справедливым для США и доллара США. Например, в 1944 году, когда доллар США был провозглашен доминирующей мировой резервной валютой, а США владели золотым запасом, составлявшим две трети мировых золотых резервов, находившихся в собственности государственных структур. Не забываем, что золото в то время рассматривалось как деньги, а на долю США, к тому же, приходилось около 50% мирового ВВП. На сегодняшний день цифра по ВВП составляет всего около 20% от мирового показателя, но на долю США по-прежнему приходится около 60% мировых резервов и примерно половина международных транзакций. Таким образом, доллар США и денежно-кредитная и платежная системы, основанные на долларе, все еще безраздельно властвуют и приобрели колоссальные объемы в сравнении с величиной экономики США.

Как и в случае со всеми банками, эмитирующими резервные валюты, Федеральный Резерв сейчас пребывает в сильной позиции. Но при этом, она весьма затруднительна. Поскольку, запуск ФРС собственной денежно-кредитной политики, которая хороша для американцев, может плохо сказаться на гражданах других стран по всему миру, которые зависят от долларовых поступлений. Например, буквально на днях центральное правительство США решило, что будет занимать средства для предоставления их американцам, наряду с долларовыми кредитами. ФРС приняла решение выкупить государственный долг США и большое количество других долговых обязательств американских граждан, чтобы помочь им пережить имеющийся финансовый кризис. По объяснимым причинам, на помощь иностранцам отправится лишь малая доля таких средств. Европейский Центральный банк будет делать нечто подобное для тех, кто находится в еврозоне. Банк Японии, который все еще менее значимый на мировой арене, сделает то же самое для японцев, а Национальный банк Китая предпримет такие же меры для китайцев. Паре других, относительно небольших государств (подобных Швейцарии), возможно, удастся сделать нечто подобное для своего населения, но подавляющая часть мира не получит деньги и кредиты, необходимые им для заполнения дыр в доходных и балансовых ведомостях тем способом, который сработает в случае с американцами. Такая динамика, при которой странам не удавалось раздобыть необходимую им твердую валюту, схожа с ситуацией, имевшей место в период 1982-91 годов. Обстоятельства отличаются тем, что в настоящее время невозможно ощутимо урезать процентные ставки, тогда как в тот самый период 1982-91 их удалось очень существенно сократить

В то же время, долговые обязательства, деноминированные в долларе и находящиеся в собственности неамериканских граждан (т.е., в руках участников развивающихся рынков, граждан Евросоюза и Китая) составляют примерно 20 триллионов долларов (что приблизительно на 50% превышает такой показатель 2008 года). При этом, чуть менее половины этих обязательств приходится на краткосрочные кредиты. Таким долларовым должникам придется доставать доллары на обслуживание таких обязательств, и им придется доставать еще больше долларов на покупку товаров и услуг на мировых рынках. Поэтому, будучи обладателем доллара США как мировой резервной валюты и владея мировым банком, который производит данную валюту, плюс имеющиеся возможности отдать эти необходимые доллары американцам, США в состоянии помочь своим гражданам (и другим по всему миру, если будет желание). И эта помощь более эффективная, чем та, которую могут предоставить собственным гражданам правительства большинства других стран. Одновременно с этим, США рискует утратить такую привилегированную позицию, эмитируя слишком большое количество денег и создавая долги. В приложении к данной главе мы более внимательно рассмотрим, каким образом страны-обладатели резервных валют лишались такого статуса для своих денежных знаков, и как функционируют процессы девальвации.


Подводя итог: Каким образом большой цикл денег, кредитов, долга & экономической активности вписывается в большие внутренние и международные политические циклы, чтобы влиять на мировой порядок


Оглянувшись назад, рассмотрим в масштабах общей картины все сказанное мною о взаимосвязях между: 1) экономической составляющей (т.е., деньгами, кредитами, долгами, экономической активностью и капиталом) и 2) политической составляющей (как внутри стран, так и между ними), обусловливающих подъемы и спады, и посмотрим, как они выглядят на картинке ниже. Как правило, большие циклы начинаются с новым мировым порядком – т.е., с новым способом действий внутри стран и на международном уровне, что включает в себя новую денежно-кредитную систему и новые политические системы. Последний цикл стартовал в 1945 году. Вследствие того, что в такие времена, после череды конфликтов, существуют доминирующие державы, с которыми никто не рискнет вступить в борьбу, а люди устали от войны, теперь есть место для мирного переустройства и растущего благосостояния, которое поддерживается кредитной экспансией, представляющейся резонной. Такая экспансия обоснована, поскольку рост доходов идет в ногу погашением процентов по долговым обязательствам. Проценты необходимы для обслуживания растущего долга. Кредитная экспансия резонна еще и потому, что велики возможности центрального банка по стимулированию роста кредитов и экономики в целом. На этом пути случаются краткосрочные долговые и экономические циклы, которые мы называем фазами спада и подъема. Если подобное происходит на фоне того, как инвесторы продолжают переносить доходы прошлых времен в будущие или заемные средства, рассчитывая на них, это создает долговые пузыри. Все происходит одновременно с тем, как растет разрыв по уровню благосостояния, поскольку некоторые извлекают более значительную выгоду, чем остальные, из ситуации, когда деньги находятся на подъеме. Так продолжается, пока центральные банки не исчерпают свои возможности по эффективному стимулированию кредитов и экономического роста. По мере того, как сужается окно возможностей для получения денег, долговой пузырь лопается и кредиты сокращаются, а вместе с ними сжимается и экономика. В то же время, когда имеет место большой разрыв по имущественному положению, большие затруднения с долговыми обязательствами и сокращение экономики, часто наблюдается борьба внутри стран и между государствами за обладание богатством и властью. Это по обыкновению приводит к революциям и войнам, причем «воевать» можно и мирными методами. Однако, случаются и кровопролитные схватки. В такие времена, характеризующиеся долговыми и экономическими проблемами, центральные правительства и центральные банки, как правило, эмитируют деньги и кредиты, чтобы финансировать собственные внутренние потребности и связанные с войной расходы. Такие денежные и кредитные кризисы, революции и войны приводят к реструктуризации а) долгов, б) денежно-кредитной системы, с) внутреннего порядка, а также д) международного порядка, который я называю просто мировой порядок.

Затем цикл начинается снова. Например, в Соединенных Штатах в период 1930-45 годов состоялась мирная внутренняя революция, результатом которой стало значительное перераспределение капиталов, сопровождающееся серьезными правительственными заимствованиями (что создавало большой государственный долг). Займы финансировались центральным банком, который эмитирует большое количество денег и кредитов…и за этим последовали кровопролитные внешние войны. Они вспыхнули на фоне того, как развивающиеся державы бросили вызов существующим мировым гегемонам. При этом, войны финансировались огромными государственными займами (создавая большое количество государственного долга). А сами займы обеспечивались центральными банками, осуществляющими эмиссию денег и кредитов.

Цикл, описанный мною, изложен на графике ниже. Хотя, ни один цикл не происходит в точности, как представлено на рисунке, практически все из них, в общем и целом, следуют этим путем.
Представленное объяснение денег и кредитов будет сопровождаться приложением, которое продемонстрирует, почему к как все валюты девальвируют и/или умирают, с отсылкой к наиболее важным прецедентам последних 500 лет.

[1] В то время как заемщики обычно готовы платить проценты, что дает кредиторам стимул в предоставлении займов, в настоящее время есть некоторые долговые активы, которые имеют отрицательные процентные ставки, что представляет собой странную историю, которую мы рассмотрим позднее.

[2] Между прочим, у меня к вам просьба понимать, что эти грубые оценки времени цикла - всего лишь приближенные подсчеты, и чтобы знать, на каком этапе мы пребываем в ходе этих циклов, нам нужно в большей степени смотреть на ситуацию, чем на временной фактор.

[3] Некоторые центральные банки сделали дополнительно осложнили задачу, отделив себя от прямого контроля политиков, но практически каждый Центральный банк должен в определенный момент прийти на помощь государственным структурам своей страны, поэтому девальвация происходит всегда.
ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Данные, содержащиеся в настоящем документе, являются актуальными на момент выхода статьи и нацелены исключительно на предоставление результатов наблюдений и точек зрения компании «Bridgewater Associates, L.P.» ("Bridgewater"), доминирующих на момент написания материала, если только это не оговорено особым образом. "Bridgewater" не несет обязательств предоставления получателям данного материала обновленных либо измененных данных, отличных от содержащихся в документе. Производственные показатели и рыночная конъюнктура могут демонстрировать более высокие или низкие цифры, чем те, что задокументированы в настоящем материале. Одновременно с этим, информация, данные прогнозов и анализа, которые по своей природе могут представлять собой зависимые от временного фактора показатели, могли существенным образом измениться и не демонстрировать более точку зрения "Bridgewater". Утверждения, содержащие мнения с прицелом на будущее или прогнозы (либо иные формулировки соответствующего характера) подпадают под определение их как ряда потенциальных факторов риска и неопределенности, при этом они являются информативными по своей природе. Реальные производственные показатели могут, и, по всей вероятности, являются такими, что существенно отличаются от данных, предоставленных настоящим документом. Характеристики экономической деятельности прошлых времен не являются индикативными для результатов, ожидаемых в будущем.

Исследование компании «Bridgewater» использует данные и информацию из публичных, приватных и внутренних источников, включительно с данными по торговым сделкам «Bridgewater». Источниками являются: Австралийское бюро статистики, Bloomberg Finance L.P., Capital Economics, CBRE, Inc., CEIC Data Company Ltd., Consensus Economics Inc., Corelogic, Inc., CoStar Realty Information, Inc., CreditSights, Inc., Dealogic LLC, DTCC Data Repository (U.S.), LLC, Ecoanalitica, EPFR Global, Eurasia Group Ltd., European Money Markets Institute – EMMI, Evercore ISI, Factset Research Systems, Inc., The Financial Times Limited, GaveKal Research Ltd., Global Financial Data, Inc., Haver Analytics, Inc., ICE Data Derivatives, IHSMarkit, The Investment Funds Institute of Canada, International Energy Agency, Lombard Street Research, Mergent, Inc., Metals Focus Ltd, Moody's Analytics, Inc., MSCI, Inc., National Bureau of Economic Research, Organisation for Economic Cooperation and Development, Pensions & Investments Research Center, Renwood Realtytrac, LLC, Rystad Energy, Inc., S&P Global Market Intelligence Inc., Sentix Gmbh, Spears & Associates, Inc., State Street Bank and Trust Company, Sun Hung Kai Financial (UK), Refinitiv, Totem Macro, United Nations, US Department of Commerce, Wind Information (Shanghai) Co Ltd, Wood Mackenzie Limited, World Bureau of Metal Statistics, а также Мировой Экономический Форум. Несмотря на то, что мы рассматриваем информацию из внешних источников как надежную, мы не несем ответственность за ее корректность.

Мнения, выраженные в данном материале, являются исключительно мнением фонда «Bridgewater» по состоянию на дату написания отчета и могут изменяться без предварительного уведомления. «Bridgewater» предлагает к рассмотрению производственную информацию относительно индексов, подобных индексу хежд-фонда «Dow Jones Credit Suisse», который может быть включен в данный материал. Вам следует признать тот факт, что «Bridgewater» может иметь существенный финансовый интерес по одной или более обсуждаемых здесь позиций и/или ценных бумаг либо деривативов. Сотрудники «Bridgewater» могут иметь обязательства по срочным сделкам при игре на повышение или понижение, могут продавать или покупать ценные бумаги либо деривативы, на которых есть ссылки в данном материале. Ответственные за подготовку данного отчета получают компенсационные выплаты на основании разного рода факторов, включая, помимо прочего, качество их труда и доходы компании.

Настоящий материал предоставлен исключительно в информационных и образовательных целях и не является предложением к продаже или предложением оферты к покупке ценных бумаг либо других упомянутых здесь финансовых инструментов. Любое предложение подобного рода будет составлено в соответствии с определенным инвестиционным меморандумом. Данный материал не образует собой личные рекомендации и не принимает во внимание конкретные инвестиционные задачи, финансовую ситуацию или нужды отдельно взятых инвесторов, которые подлежат обязательному рассмотрению перед принятием решений по капиталовложениям. Инвесторам следует обсудить, существует ли обоснованные причины для получения советов или рекомендаций в подобного рода изысканиях, касательно конкретных обстоятельств, и кроме того, определиться в отношении необходимости получения профессиональной консультации, включительно с рекомендациями юридического характера, по вопросам налогообложения, финансовой отчетности, инвестиционной деятельности и прочими консалтинговыми услугами.

Информация, предоставленная в настоящем документе, не нацелена на предложение достаточного базиса, на основе которого принимаются инвестиционные решения, тогда как решения о капиталовложениях не должны основываться на условных, гипотетических или образных данных, которые несут в себе неотъемлемые ограничения. В отличие от отчетности по реальным производственным показателям, условные или гипотетические результаты не отражают собой действительные торговые сделки или административные расходы и могут недостаточно учитывать или преувеличивать воздействие определенных факторов риска для рынков. «Bridgewater» не делает никаких утверждений, которые предоставит любой балансовый отчет, и не предоставляет никаких репрезентативных данных, которые, по всей вероятности, приведут к получению прибыльности, схожей с той, что демонстрируется на примерах. Стоимость и ценность объектов для инвестиций, на которые ссылается данное исследование, как и доход, получаемый в результате таких капиталовложений, могут быть неустойчивыми.

Каждое вложение капитала замешано на риске, а на фоне изменчивой или неопределенной рыночной конъюнктуры, могут появиться значительные вариации в ценности таких инвестиций и окупаемости по ним. Капиталовложения в хедж-фондах – это сложный и спекулятивный процесс, несущий с собой риск высокой степени, включительно с опасностью полной потери инвестором всего инвестиционного объекта. Инвестиционные показатели прошлых лет не являются руководящим принципом для будущих показателей, возврат по капиталовложениям не гарантируется, и может случиться полная утрата первоначального капитала. Определенного рода транзакции, включительно с теми, что затрагивают леверидж, фьючерсы, опционы и прочие деривативы, поднимают уровень существенного риска и не являются приемлемыми для всех инвесторов. Явления изменчивости в обменных курсах могут нести с собой ощутимое неблагоприятное воздействие на ценность определенных инвестиционных инструментов, на их стоимость, а также на доход, получаемый от таких объектов инвестирования.

Данная информация не была нацелена и не подлежала для распространения или использования любым физическим либо юридическим лицом, расположенным в любой из юрисдикций, где подобное распространение, публикация, доступность или применение противоречило бы применяемому закону либо регуляторным нормам, равно, как и в юрисдикциях, которые накладывают на компанию «Bridgewater» любого рода требования по регистрации или лицензированию в границах такой юрисдикции.

Ни одна из частей данного материала не подлежит (i) копированию, фотографированию или дублированию в какой бы то ни было форме и каким бы то ни было способом, а также не допускается (ii) повторное распространение материала без получения предварительного письменного согласия от компании «Bridgewater ® Associates, LP».

©2020 Bridgewater Associates, LP. Все права защищены.
Подпишитесь на нашу рассылку
Комментарии по рынку, полезные статьи, анонсы мероприятий клуба.
Ваше имя
Ваш e-mail
Нажимая на кнопку «Подписаться», вы подтверждаете, что не обладаете статусом налогового резидента Соединенных Штатов Америки, также вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности